Поиск по каталогу

Библиотека онлайн

H000715 Дипломная работа Япония – АСЕАН дипломатический аспект сотрудничества

3400 руб. 1890 руб.

В корзину

Оглавление

Введение 3

Глава 1. Внешняя политика Японии в Юго-Восточной Азии 3

§1. Стратегические цели Японии в регионе 3

§2. Модели стратегической политики Японии в Юго-Восточной Азии 3

Глава 2. Внешнеполитическая линия администрации Абэ в отношении АСЕАН 3

§1. История стратегического взаимодействия Японии и АСЕАН 3

§2. Основные направления внешней политики администрации Абэ 3

§3. Применение доктрины Абэ для расширения взаимодействия со странами АСЕАН 3

Глава 3. Перспективы развития дипломатического аспекта отношений Японии и АСЕАН 3

§1. Китайский фактор и его влияние на взаимодействие Японии и АСЕАН 3

§2. Возможные ограничения применения японской дипломатии в отношении АСЕАН 3

Заключение 3

Список источников и использованной литературы: 3


 


Введение


В 2013 году премьер-министр Японии Синдзо Абэ совершил визиты в 10 государств Юго-Восточной Азии, и это в первый год своего управления. Абэ является первым премьер-министром, посетившим все страны АСЕАН (Ассоциация государств Юго-Восточной Азии), что демонстрирует важное значение этого региона для Японии. Во время своего визита в Джакарту в январе 2013 года Абэ осветил пять принципов японской дипломатии в отношении АСЕАН. Во-первых, одним из основных принципов стало установление и укрепление универсальных ценностей – таких, как свобода, демократия и основные права человека. Во-вторых, защита свободы открытого моря, как общественного блага, охраняемого законами и правилами, и приветствие мер Соединённых Штатов по изменению баланса в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В-третьих, содействие товарообороту и инвестированию. В-четвертых, защита и поддержка разнообразных культур Азии. В-пятых, активная поддержка обменов среди молодого поколения.

Эти ключевые принципы свидетельствуют об изменении политики Японии в Юго-Восточной Азии. Следует заметить, что Япония участвовала во многих совместных военных учениях и боевой подготовке с другими странами Юго-Восточной Азии и обеспечивает их финансовой и технической поддержкой. Внешняя политика Японии в отношении Юго-восточной Азии может рассматриваться как переход от экономико-социального подхода к подходу, ориентированному на политическую безопасность.

Сегодня в Юго-Восточной Азии существует широко распространенное мнение о том, что наступил закат присутствия Японии в регионе. К примеру, издание Jakarta Post опубликовало статью о роли Японии в Юго-Восточной Азии и отметило, что роль и влияние Японии зависят от того, усиливается ли или ослабевает влияние соседнего Китая. В то время, как Соединённые Штаты, Китай и Индия в последние годы укрепляли свои связи с Ассоциацией стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), используя  политические стратегии, известные как восстановление баланса, пропагандистское наступление и взгляд на восток (или именуемые таковыми), Япония в целом следовала тем же путем - отчасти, для того, чтобы развеять мнение о том, что она «угасает». Премьер-министр Синдзо Абэ посетил все 10 стран АСЕАН в 2013 году, провёл юбилейный саммит в Токио в честь сорокалетия годовщины их партнерства и объявил пять принципов, которые Япония будет стремиться осуществить с АСЕАН. Провозглашение пяти принципов японской дипломатии в отношении АСЕАН равнозначно провозглашению доктрины Абэ.

Объектом нашего исследования выступает внешнеполитическая стратегия Японии в отношении стран АСЕАН.

Предметом исследования являются дипломатические шаги страны, предпринятые в отношении АСЕАН в период нахождения у власти премьер-министра Абэ во второй его премьерский срок. Исходя из указанных предмета и объекта, основными хронологическими рамками исследования является период с 26 декабря 2012 года по настоящее время. Тем не менее, для полноценного анализа взаимодействия Японии с отдельными странами АСЕАН, привлечение для анализа более ранних сведений является необходимым.

Целью исследования является определение основных направлений и наиболее характерных черт сотрудничества Японии и государств АСЕАН в период правления Синдзо Абэ.

Основными задачами являются:

1. Анализ новейшего развития японской дипломатии в отношении АСЕАН, в особенности той, что проводится при администрации Абэ;

2. Всестороннее рассмотрение доктрины Абэ и ее влияния на связи с АСЕАН;

3. Выявление целей и последствий внешнеполитической стратегии Абэ в отношении сотрудничества Японии и АСЕАН;

4. Рассмотрение перспектив развития их отношений.

Степень разработанности проблемы. Появление настоящего исследования обусловлено дефицитом в России комплексных работ по внешнеполитической стратегии Японии в отношении стран АСЕАН, проводимой во время второго срока премьерства С. Абэ.

Изучению наиболее важных направлений политики Японии в регионе во второй половине XX в. посвящена работа В.О. Кистанова «Япония в АТР: анатомия экономических и политических отношений», изданная в 1995 г. Автор раскрывает основные моменты в содержании внешней политики Японии на наиболее значимых направлениях: китайском, корейском, в Юго-Восточной Азии и т.д. Несмотря на довольно важные изменения, которые произошли в международных отношениях в Тихоокеанской Азии в начале XXI в., большая часть положений данной работы В.О. Кистанова остается актуальной и в настоящее время.

Довольно значимую ценность представляет и монография Д.В. Стрельцова «Внешнеполитические приоритеты Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе», изданная в 2015 г. В этой работе уделяется большое внимание процессу внешней политики государства, его субъектам, а также особенностям работы отдельных институтов данной сферы. Стрельцов рассматривает политику Японии в сфере безопасности в Азии, проблемы, пришедшие из исторического прошлого, в отношениях со странами Азии, основные вопросы участия Японии в процессах региональной экономической интеграции. Отдельное место отводится здесь отношениям Японии с Россией, включая, в том числе, и проблему территориального размежевания.

В ходе подготовки данной работы по внешней политике Японии нужно обязательно учитывать специфику процесса самого принятия решений в Японии по поводу внешней политики. В этой связи, наиболее полезными являются работы российских ученых, которые посвящены анализу особенностей работы службы по развитию дипломатии, а также иных элементов государственно-политической системы Японии: А.Н. Панова, Д.В. Стрельцова, Э.В. Молодяковой, Н.В. Анисимцева, А.И. Сенаторова и др.

Исследованию отдельных положений и особенностей внешней политики Японии на основных направлениях в Тихоокеанской Азии посвящены научные труды А.В. Семина, В.А. Гринюка, Н.В. Стапран и др. Проблемы, связанные с обеспечением национальной безопасности Японии, конкретизируются и более подробно рассматриваются в научных работах А.Н. Бунина, В.Н. Павлятенко, О.А. Добринской.

Также нужно отметить и фундаментальные работы В.Э. Молодякова, А.Б. Маркарьян, С.Г. Чугрова, Г.Ф. Кунадзе, Е.Л. Леонтьевой, В.Г. Швыдко и др., изучение которых позволило определить ключевые проблемы в сфере политического и экономического развития, которые стояли перед японским обществом в период, обозначенный в нашем исследовании.

Для изучения основных механизмов формирования и реализации курса Японии по внешней политике, а также позиции самой Японии в системе международных отношений в Тихоокеанской Азии, немалое значение имеют и фундаментальные работы политолога из Японии Ё. Фунабаси. В них он на основе собранных в течение достаточно длительного периода интервью с различными дипломатами и экспертами из США, России, Японии, Китая, Республики Корея, представляет более чем подробный анализ стратегии Японии и основных крупнейших держав в Тихоокеанской Азии, а также изменения и развития их подходов к наиболее значимым проблемам политики, экономической сферы и безопасности.

Основные источники исследования. При работе над темой нашего исследования использовались три группы источников. Первая группа – нормативно-правовые акты, которые регламентируют деятельность органов государственной власти Японии в сфере международных отношений, а также внешней политики. Кроме того, в данную группу вошли наиболее важные декларации и заявления в указанной сфере, в том числе и новые документы: Стратегия национальной безопасности Японии (2013 г.), резолюция кабинета министров Японии «О разработке целостного оборонного законодательства для обеспечения безопасности Японии и ее народа» (2014 г.) и прочие.

«Национальные программы обороны», которые выпускались оборонным ведомством Японии в XXI в. (2004, 2010, 2013 гг.), сумели помочь нам составить представление об основных направлениях развития оборонной сферы в Японии, а также о тех угрозах, которые подрывают безопасность в интерпретации органов правительства Японии.

Вторая группа источников – это периодические издания обзорно-аналитического плана, которые выпускались японскими внешнеполитическими ведомствами. В частности, такими изданиями являются «Синие книги по дипломатии» - это ежегодники, которые издаются японским Министерством иностранных дел и являются одним из основных источников, позволяющих проследить основные изменения в японской внешнеполитической линии по отношению к ключевым региональным факторам.

Третья группа источников – это различного рода договоры, соглашения, международные декларации Японии со странами Тихоокеанской Азии. Основное внимание в данных источниках уделялось анализу соглашений между Японией и странами АСЕАН.

Теоретико-методологическая основа исследования определена рамками подлежащего изучению объекта. Анализ дипломатии государства, а, точнее, дипломатической линии Японии в отношении АСЕАН, видится автору возможным только при помощи комплексного междисциплинарного подхода, совмещающего исторические, политологические и философские методы и методики. Не следует также забывать о таких общенаучных методах, как анализ, синтез, обобщение и классификация, без которых раскрыть объект настоящего исследования не представляется возможным.

В данном исследовании используются следующие методы исторического анализа: сравнительный, системный анализ, критический анализ первоисточников, а также метод статистического анализа информации. Таким образом, применение широкого инструментария позволяет всесторонне рассмотреть и исследовать выбранную проблематику, опираясь на значительный круг первоисточников, монографий, аналитических работ и заявлений.

Безусловно, при исследовании взаимодействия Японии со странами АСЕАН, автору было необходимо обратиться к системному подходу, благодаря которому можно было проследить все аспекты и стороны энергетического сотрудничества государств. В своей работе автор придерживается трактовки системного подхода, сформулированной известным политологом и востоковедом А.Д. Воскресенским: системный анализ подразумевает «разделение объекта на систему (множество закономерно связанных друг с другом элементов, которые складываются в целостное, но не сводимое просто к набору составных элементов (образование), и среду (т.е. все то, что окружает систему)» .

Структура работы. Исследование состоит из введения, трех глав, заключения и списка источников и использованной литературы.

 


Глава 1. Внешняя политика Японии в Юго-Восточной Азии


§1. Стратегические цели Японии в регионе


Японская политика в Юго-Восточной Азии при администрации Абэ сменила курс и перешла от экономико-социального подхода к подходу, ориентированному на политическую безопасность. Действия Абэ в Юго-Восточной Азии отличаются большей решимостью, чем его предшественника - премьер-министра Ёсихико Нода, невзирая на то, что нельзя отрицать важную роль последнего в инициировании сотрудничества со многими странами Юго-Восточной Азии, которую он сыграл во время своего управления. Что касается существенного вклада Абэ в проведение стратегической политики в Юго-Восточной Азии, то, по мнению многих источников, за политикой Японии стоят серьезные причины. В этой работе мы обозначим три стратегических цели политики Японии в Юго-Восточной Азии и остановимся более подробно на аргументах в их пользу, приводимых многими экспертами.

Первой целью стратегической политики Японии Юго-Восточной Азии является поддержание статуса-кво Южно-Китайского моря, которое служит интересам Японии в сферах экономики и безопасности и, в то же время, выступает предметом споров между многими странами Юго-Восточной Азии и Китаем. Заявление Китаем прав на эти территории, безусловно, пересекалось с претензиями Брунея, Малайзии, Филиппин и Вьетнама на острова Спратли и претензиями Вьетнама на Парасельские острова. Более того, агрессивное поведение Китая создало угрозу для этих сравнительно небольших государств, большинство которых не обладает достаточно мощным военным потенциалом и системой безопасности. В связи с этим, Япония пыталась предотвратить любые односторонние действия, которые могли бы изменить статус-кво Южно-Китайского моря, поддерживая наращивание странами Юго-Восточной Азии потенциала в сфере безопасности, а также настаивая на том, чтобы страны региона взаимодействовали между собой и придерживались принципов Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву (ЮНКЛОС).

Версия сохранения статуса-кво Южно-Китайского моря поддерживается многими сторонниками. В первую очередь, Кеном Джимбо - старшим партнером Токийского Фонда и экспертом японской внешней политики и политики безопасности, утверждающим, что сохранение стабильности Южно-Китайского моря стало новым направлением активной политики Японии в Юго-Восточной Азии. Одним из интересов Японии в этом вопросе выступает обеспечение единства правил и механизмов морской безопасности. Однако, нынешнее противостояние, демонстрирующее растущий морской потенциал Китая на фоне сравнительно медленного прогресса АСЕАН в установлении морских порядков, создало угрозу интересам Японии в сфере сохранения статуса-кво Южно-Китайского моря. Ввиду этого, Япония привержена идее оказания помощи странам Юго-Восточной Азии в наращивании потенциала в сфере безопасности. В этих целях она активно вовлекает их в совместные военные учения и подготовку, а также увеличивает объем официальной помощи в целях развития.

По утверждению другого эксперта по японской внешней политике, морской политике и политике безопасности Хорнунга Джеффри, не существует ни одной страны в мире, способной в одиночку обеспечить собственный мир и безопасность, и Япония здесь не является исключением. В этом вопросе ей необходимо сотрудничать со странами Юго-Восточной Азии, чтобы защитить свои интересы в Южно-Китайском море. Для того, чтобы построить единый фундамент для японской интерпретации ЮНКЛОС, Япония предоставила поддержку странам Юго-Восточной Азии в наращивании их потенциала, проводя совместные военные учения и обеспечивая многие государства высокотехнологичным оснащением и патрульными кораблями.

Данная ситуация все же разрешилась в 2016 году. Своим решением Международный Гаагский трибунал окончательно решил конфликт между странами относительно островов в Южно-Китайском море в пользу Манилы. В своем постановлении от 12 июля 2016 года он отметил, что Китай не имеет «исторического права» на территории в Южно-Китайском море, которые являются спорными.  При этом, также было отмечено, что КНР не имеет права осуществлять деятельность по ведению рыболовства, разработке природных ресурсов, а также иную хозяйственную деятельность на указанной территории. Строительные работы, которые были организованы здесь, нанесли ущерб коралловым рифам в данном регионе, поправить который было уже просто невозможно .

Исследователь японской внешней и оборонной политики Пейджон Селин представляет точку зрения, схожую с Хорнунгом. Согласно его объяснению, в основе активной политики Японии в Юго-Восточной Азии лежит идея о том, что Южно-Китайское море – это вопрос выживания для Японии. Ей, соответственно, необходимо укрепить потенциал безопасности стран Юго-Восточной Азии, чтобы они могли защитить себя и сформировать "союз морских держав". Подобная сеть единомышленников - партнеров в сфере безопасности важна для Японии, которой нужно противостоять растущей военной мощи Китая и его агрессивным действиям. Для достижения этой цели Япония использует свою официальную помощь в целях развития как инструмент для построения вышеназванной сети.

С точками зрения Кена и Пейджона совпадают и мнения Джеймса Пшиступа - старшего научного сотрудника Центра стратегического исследования Университета национальной обороны, и Юки Тацуми - старшего сотрудника восточноазиатской программы Центра Стимсона, утверждающих, что Япония стратегически использует свою официальную помощь для укрепления правоохранительного потенциала на морской территории Юго-Восточной Азии. Кроме того, Абэ также укрепляет региональную многостороннюю систему безопасности, включая АСЕАН, ее отдельных стран-участниц и Восточно-Азиатский саммит, для поддержания статуса-кво Южно-китайского моря.

И, наконец, Сираиси Такаси - директор Государственного института политических исследований, утверждает, что активная политика Японии в Юго-Восточной Азии направлена на приглашение всех стран региона к участию в процессе разработки правил - в частности, морских, основанных на правовых принципах и международном праве. Но что важнее, политика Японии в Юго-Восточной Азии также стремится побудить страны придерживаться установленных правил. В этом стремлении Япония рассматривает страны АСЕАН как одних из важнейших игроков для совместной работы по построению порядка в Азиатско-Тихоокеанском регионе. По мнению данного эксперта, при обеспечении финансовой поддержки странам бассейна реки Меконг приоритетом для Абэ выступает поиск эффективных способов противостояния агрессивным и напористым действиям Китая, а не обеспечение мира и стабильности в меконгском регионе - стратегической точке, с которой связаны экономические интересы Японии. Далее Шимада высказывает следующую точку зрения: японское правительство не было бы готово открыто признать, что этот шаг направлен на сдерживание Китая, несмотря на то, что это является правдой.

Последняя стратегическая цель японской политики в Юго-Восточной Азии - создать стабильный регион, который будет полезным для Японии в будущем, а также позволить Японии оказывать большее влияние в регионе. Нобухиро Аизава - доцент Высшей Школы социальных и культурных исследований при университете Кюсю, утверждает, что у Японии существует четыре стратегических цели в Юго-Восточной Азии. Во-первых, формирование более сильной Юго-Восточной Азии для создания стабильного и процветающего региона как для собственного блага, так и на благо Азии в целом. Во-вторых, обретение легитимности у стран Юго-Восточной Азии. В-третьих, использование ярких талантов и молодежи региона - сама Япония переживает демографические проблемы, вызванные старением населения. В-четвертых, переопределение роли Японии в Юго-Восточной Азии, поскольку Япония более не является экономическим гигантом и центром военного влияния. Однако эти цели сформулированы нечетко и не отражают насущных потребностей Японии.



§2. Модели стратегической политики Японии в Юго-Восточной Азии


Что касается японской политики в Юго-Восточной Азии, то приоритетом для Абэ выступает партнерство, в отношении которого он применяет различные стратегии. Для того, чтобы сосредоточить дискуссию на отношениях между Японией и каждой страной и исследовать модели этих отношений, мы разделим 10 стран Юго-Восточной Азии на три группы. Объяснение политических моделей нацелено на поддержание аргументации стратегических целей Японии, проанализированных в предыдущем разделе.

Первая группа состоит из основных стран-партнеров, включающих в себя Индонезию, Филиппины и Вьетнам. Эти страны рассматриваются как важнейшие партнеры Японии в Юго-Восточной Азии. Вьетнам и Индонезия были в числе первых стран, посещённых Абэ в ходе своего турне в Юго-Восточную Азию. Абэ охарактеризовал отношения с Вьетнамом как «расширенное стратегическое партнерство», также он указал на Индонезию как на стратегического партнера с 2006 года. И Филиппины, и Индонезия являются государствами-архипелагами, зависисящими от стабильной морской среды. У Вьетнама имеется протяженное побережье напротив Южно-Китайского моря; как следствие, он нуждается в упрочнении безопасности морской среды для поддержания своей морехозяйственной деятельности.

Вторая группа включает в себя Бруней-Даруссалам, Малайзию, Сингапур и Таиланд. Эти страны можно считать скорее проамериканскими, чем прокитайскими. В своём турне по Юго-Восточной Азии в 2013 году Абэ решил посетить Таиланд в январе, Сингапур и Малайзию - в июле, а Бруней-Даруссалам - в октябре, в то же время, когда в Бандар-Сери-Бегаване проводился связанный с АСЕАН саммит. Помимо того, что политическое направление этих стран ближе к США, чем к Китаю, они рассматриваются Японией в качестве важных партнеров еще и потому, что Сингапур, Малайзия и Бруней-Даруссалам вовлечены в диспут о Южно-Китайском море. Следовательно, привлекая эти страны, Япония может удерживать Китай от разрешения конфликта в двухстороннем порядке.

Последняя группа состоит из стран, расположенных на материке - Камбоджи, Лаоса и Мьянмы. Известно, что у этих стран хорошие отношения с Китаем как в политической, так и в экономической сфере. В ходе серии своих визитов в Юго-Восточную Азию Абэ решил посетить Мьянму в мае 2013 года. За 36 лет он явился первым японским лидером, посетившим эту страну. Камбоджу и Лаос он оставил напоследок, на ноябрь 2013 года. Однако этот визит не имеет цели сделать акцент на их негативном имидже как стран, посещаемых в последнюю очередь, а демонстрирует желание Абэ принять эти государства и сотрудничать с ними, в частности, по вопросу Южно-Китайского моря, несмотря на то, что они не вовлечены в диспут. Японии нужна их поддержка - по крайней мере, в том, чтобы в диспуте не принимать сторону Китая.

Страны из первой группы рассматриваются как основные партнеры Японии, в частности, в сфере призыва к верховенству закона и свободе навигации в Южно-Китайском море. Что касается Индонезии, то Япония ожидала, что это страна будет играть большую роль в стремлении обеспечить мир и стабильность в регионе, поскольку Индонезия является центром АСЕАН. Япония и Индонезия стали стратегическими партнерами в 2006 году, когда лидеры обоих государств пришли к соглашению по «Стратегическому партнерству для мирного и процветающего будущего». 9 лет спустя, в марте 2015 года, обе стороны приняли решение усилить стратегическое партнерство, основанное на море и демократии. В рамках своего совместного заявления Япония и Индонезия согласились в ближайшем будущем организовать японо-индонезийский морской форум для развития своего сотрудничества в морской сфере. До сегодняшнего дня Япония занималась построением в Индонезии сферы развития человеческих ресурсов и предоставляла ей патрульные корабли для защиты Малаккского пролива. Взаимодействие двух стран вышло на новый уровень, когда оба лидера договорились о подписании между министерствами обороны меморандума о сотрудничестве и обмене в сфере обороны и вновь подтвердили свое обязательство организовать «Совместные консультации по внешней политике и обороне на уровне министров».

Что касается Филиппин, с Японией они стали партнерами стратегическими партнерами в 2011 году. В апреле 2015 года японская корпорация Japan Marine United Corp выиграла тендер на снабжение Филиппин десятью многоцелевыми патрульными кораблями, стоимость которых составляет примерно $168 млн; их поставка должна осуществиться в 2016 - 2018 гг. В соответствии с этим обязательством в мае 2015 года обе стороны провели совместные военно-морские учения в Южно-Китайском море. Их отношения вышли на более глубокий уровень, когда лидеры обоих государств в июне 2015 года подписали совместную декларацию «Укрепления стратегического партнерства», что свидетельствует об исследовании вопроса передачи японской военной техники и технологий и о ведении дискуссий, касающихся соглашения о посещении со стороны Вооруженных сил. Следуя этой совместной декларации, обе стороны в ноябре 2015 года заключили пакт о передаче военной техники и технологий. Япония также рассматривает возможность предоставления Филиппинам бывших в эксплуатации турбовинтовых самолетов TC-90 для патрулирования над Южно-Китайским морем.

Помимо Филиппин, Япония также устанавливает тесное партнерство с Вьетнамом. Япония и Вьетнам являются стратегическими партнерами с 2006 года. В октябре 2011 года обе страны поддержали меморандум о взаимопонимании по вопросам сотрудничества в сфере обороны. В 2014 году Япония дала обещание о снабжении Вьетнама шестью кораблями на сумму $4 млн, которые были доставлены в 2015 году. В сентябре 2015 года премьер-министр Синдзо Абэ и генеральный секретарь Нгуен Фу Чонг приняли «Совместное заявление о перспективе японо-вьетнамских отношений» и «Меморандум о сотрудничестве агентств береговой охраны». В совместном заявлении Япония обещала продолжить оказание поддержки Вьетнаму в целях усиления его возможностей по обеспечению правопорядка на море.

Касательно стран из второй группы, Япония укрепляет свои отношения с Брунеем-Даруссаламом, Малайзией, Сингапуром и Таиландом. В случае с Брунеем премьер-министр Абэ и султан Хассанал Болкиах в 2013 году договорились об улучшении двусторонних отношений в сферах энергетики, экономики и обороны. Несмотря на то, что японо-брунейские отношения не строятся исключительно на сферах безопасности и обороны, обе страны договорились продолжить свое сотрудничество во время 30 годовщины их дипломатических отношений, состоявшейся в 2014 году. В 2013 году, когда Бруней председательствовал в АСЕАН, он голосовал за установление кодекса поведения в Южно-Китайском море - шаг, который определённо помогает Японии контролировать Китай в ответ на напористые действия последнего в этом вопросе.

С Малайзией Япония развила отношения стратегического партнерства в мая 2015 года; до этого, с 2010 года, их отношения находились в статусе расширенного партнерства. Как стратегические партнеры, оба государства договорились о начале переговоров по передаче военной техники и технологий, при этом был сделан акцент на ликвидации последствий стихийных бедствий и морской безопасности. Переговоры начались на фоне растущей озабоченности напористым поведением Китая в Юго-Восточном море. Похоже, что морская безопасность стала единственным конкретным вопросом в этом документе; это наводит на мысль о том, что Япония могла бы усилить потенциал береговой охраны Малайзии.

Помимо Малайзии, действия Японии в Сингапуре также рассматриваются, как успешные. Несмотря на то, что с 2010 года их отношения концентрировались на борьбе с пиратством, в дальнейшем они всё больше переключались на вопросы морской безопасности. Нельзя отрицать, что в вопросах обеспечения поддержки в военной и оборонной сферах Сингапур больше приветствует Соединённые Штаты, чем Японию. Несмотря на это, Сингапур до сих пор надеется на лидерство Японии в рассмотрении проблемы Южно-Китайского моря. Во время японско-сингапурского саммита в ноябре 2015 года премьер-министр Ли Сьен Лунг заявил, что он поддерживает идею мирного разрешения морского диспута в соответствии с международным правом и признаёт важность свободы навигации в открытом море.

Отношения Японии с Таиландом берут начало в 1998 году, когда оба государства договорились проведение ежегодных военно-политических переговоров для укрепления своего сотрудничества в области безопасности. В марте 2012 года премьер-министр Йинглак Чинават и премьер-министр Есихико Нода приняли решение об установлении стратегического партнерства, основанного на соглашении «Прочные узы дружбы - укрепление уверенности при стихийных бедствиях», что свидетельствует о важности частых визитов и диалога по вопросам политики и безопасности на любом уровне, включая японо-таиландские консультации по вопросам политического партнерства, военно-политический диалог и диалог между военными. В феврале 2015 года, во время визита премьер-министра Праюта Чан-Оча,  оба государства приняли решение укрепить свои отношения. Также они приветствовали участие японской обороны в учении «Золотая кобра» - самом масштабном совместном военном учении в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Помимо укрепления двусторонних отношений со странами из первой и второй групп, Япония начала устанавливать более тесные отношения с Камбоджей, Лаосом и Мьянмой, в частности, посредством японско-меконгского сотрудничества совместно с Таиландом и Вьетнамом. Что касается Камбоджи, то премьер-министр Хун Сен предложил развить их отношения с «нового партнерства», существовавшего С 2007 года, до стратегического для расширения сотрудничества в сфере защиты и обменов. С тех пор отношения Японии и Камбоджи развились до обеспечения поддержки экономики и национальной безопасности Камбоджи. В рамках своей политики активного содействия миру Япония нацелена на поддержание избирательных реформ в Камбодже и судебного процесса над «красными кхмерами». Несмотря на то, что историческое партнерство изначально было ориентировано на усиление их сотрудничества в области безопасности, поддержка, оказываемая Японией Камбодже, главным образом относится к экономическому развитию, снижению уровня бедности и вопросам управления.

С Лаосом Япония договорилась об установлении стратегического партнерства для развития расширенного партнерства, заключённого в 2010 году, в марте 2015 года, в 60 годовщину их дипломатических отношений. В сфере безопасности обе стороны решили сосредоточить поддержку на вопросах, связанных с гуманитарной помощью и ликвидацией последствий стихийных бедствий, а также принять Лаосских студентов на обучение в Академию национальной обороны Японии и содействовать борьбе с терроризмом. Но несмотря на то, что оба государства заключили стратегическое партнерство, основная японская программа в Лаосе в сфере политики и безопасности до сих пор ограничена продвижением универсальных ценностей, таких как свобода, демократия и уважение прав человека.

Что касается последней страны - Мьянмы, то, похоже, Япония ставит ее национальную безопасность выше всех других вопросов. Во время своего визита в Мьянму в мае 2013 года Абэ выразил готовность поддержать усилия Мьянмы по демократизации и улучшить развитие ее инфраструктуры в рамках официальной помощи в целях развития. По словам Цунэо Ватанабэ, старшего научного сотрудника Токийского фонда, инициатива Мьянмы по демократизации общества окажет влияние на будущий региональный порядок. По этой причине Япония выделила ресурсы на поддержку Мьянмы и сотрудничество с местной неправительственной организацией для содействия процессу этнического примирения в Мьянме.

Из приведённой выше классификации можно выделить семь моделей японской стратегии и подхода к каждой группе. Страны первой группы - ключевые партнеры Японии в Юго-Восточной Азии - уже установили с Японией глубокие отношения в сферах безопасности и обороны; это показывает, что политика Японии в странах первой группы направлена на поддержание ее собственных усилий по сохранению статуса-кво Южно-Китайского моря и сдерживанию предполагаемой угрозы со стороны Китая. Индонезия и Вьетнам установили стратегическое партнерство с Японией в 2006 году с тех пор развивали свои отношения, в частности, в сфере морской безопасности. Несмотря на то, что   Филиппины лишь в 2011 году заключили стратегическое партнерство с Японией, эти две страны быстрыми темпами развивали свое сотрудничество в области безопасности и обороны. Здесь большую роль в увеличении потенциала безопасности играет японская официальная помощь в целях развития, при этом заметнее всего в Филиппинах и Вьетнаме. Япония использовала свою официальную помощь как инструмент внешней политики для привлечения единомышленных партнеров, которые помогли бы обеспечить безопасность самой Японии.

Что касается второй группы, то до недавнего времени Японией было заключено стратегическое партнерство лишь с Малайзией и Таиландом. В этом партнерстве они участвуют сравнительно недавно, поскольку оно было установлено в 2015 и 2012 годах соответственно. Для Японии Малайзия является важным партнером в сохранении стабильности в Малаккском проливе, а Таиланд рассматривается как ворота в АСЕАН, в которой он, как материковое государство, способен находиться вне сферы влияния Китая. Отношения между Японией и Сингапуром демонстрируют позитивную тенденцию в связи с продолжением их сотрудничества в сферах безопасности и обороны. В случае с Брунеем создается впечатление, что приоритетной сферой сотрудничества для Японии является экономика, в противовес безопасности и обороне. Это объясняется тем фактом, что Япония для партнерства в энергетическом секторе предпочитает Бруней. Однако то обстоятельство, что Бруней, Малайзия и Сингапур также ведут территориальные диспуты с Китаем, демонстрирует безоговорочную поддержку для Японии в вопросе сохранения стабильности Южно-Китайского моря и удерживании Китая от разрешения диспута в двустороннем порядке.

В отличие от первой и второй групп, основная политическая программа Японии в последней группе направлена, скорее, на развитие внутренней безопасности, чем на получение прямой поддержки в вопросе Южно-Китайского моря. Японская поддержка Камбоджи, Лаоса и Мьянмы ориентирована на минимизацию влияния Китая в этих странах, а также на создание стабильных условий и оказание большего влияния, в частности, путем их вовлечения через японско-меконгское сотрудничество. Во время седьмого японско-меконгского саммита, проходившего в Токио, Япония дала обязательство оказать странам Меконга поддержку в размере $6,1 млрд в течение трех последующих лет. Это может рассматриваться как шаг, направленный на обретение влияния на фоне подъема Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, предложенного Китаем в 2013 году.

Кроме того, следует отметить один интересный момент - Япония уже установила стратегическое партнерство с Камбоджей и Лаосом в 2013 и 2015 годах соответственно, что позволяет ожидать более широкого сотрудничества в сферах безопасности и обороны в будущем. Интересно и следующее - страны из третьей группы демонстрируют желание продолжать сотрудничество с Японией. Особенно это проявляется в инициативе Камбоджи развить их отношения до стратегического партнерства спустя всего 6 лет после заключения «нового партнерства» в 2007 году, а также в стремлении Мьянмы постепенно устраниться от влияния Китая по причине поддержке последним военной хунты.

Не забудьте оформить заявку на наиболее популярные виды работ: