Поиск по каталогу

Библиотека онлайн

H000602 Реферат Политика нацистской германии в регионе накануне и в годы Второй мировой войны

1200 руб. 420 руб.

В корзину

Тема: Политика нацистской германии в регионе накануне и в годы Второй мировой войны

Вторая четверть ХХ в. была характерна острым геополитическим соперничеством вокруг одного из важнейших в геополитическом и геоэкономическом отношении регионов мира – Кавказа. После окончательного присоединения Кавказского региона к России, произошедшее в начале 1920-х гг., геополитическое значение региона для западноевропейских держав значительно возросло. Уже в то время ведущие страны Запада проявляли повышенный интерес к Кавказу, в частности к его нефтяным залежам. В целом Кавказский и Каспийские регионы становятся объектами «большой геостратегической игры», возобновившейся в межвоенный период. Тогда генеральные штабы ведущих западноевропейских стран приступили к разработке вариантов отторжения нефтеносных областей Кавказа от Советского Союза и создания в регионе некоего нефтяного государства.

Между тем, в 1930-х гг. достаточно большую активность на кавказском направления проявляла Германия. В частности ее также интересовала возможность диверсификации

  Геополитическое значение Кавказского региона для западноевропейских держав значительно возросло в начале 1920-х гг., после окончательного его присоединения к России. Уже тогда ведущие страны Запада проявляли повышенный интерес к данному региону, в частности к Бакинскому нефтепромышленному району. В целом Кавказ и Каспий становятся объектами «большой геостратегической игры», возобновившейся в межвоенный период. Тогда генштабы ведущих западных держав приступили к разработке вариантов отторжения нефтеносных областей Кавказа от СССР и создания в регионе некоего нефтяного государства.

Достаточно большую активность в 1930-х гг. на кавказском направлении проявляла Германия. В частности ее интересовала возможность диверсий на бакинских, майкопских и грозненских нефтепромыслах, нефтехранилищах и нефтеперерабатывающих предприятиях.

В битве гигантов, развернувшейся с началом Второй мировой войны, Кавказ и Каспий, в частности Бакинский нефтепромышленный район, обрели важное военно-стратегическое значение для обеих противоборствующих сторон – «держав оси», прежде всего Германии, с одной стороны, и ее основных противников - Англии, Франции и России  с другой. Причём сугубо военно-стратегические цели тесно переплетались с военно-экономическими, так  как в развернувшейся масшабной «войне моторов» важнейшую роль, в частности для Германии, играло установление контроля над основными нефтяными районами СССР, в первую очередь Бакинским, добывающем в тот период две трети общесоюзной высококачественной нефти для обеспечения своих бронетанковых и авиационных соединений ГСМ. При  этом если Германия стремилась захватить в целостности и сохранности бакинский, грозненский и майкопский нефтепромышленные районы, то Англия и Франция пытались любой ценой не допустить этого.

Учитывая тот факт, что после заключения советско-германских договоров от 23 августа и 30 сентября 1939 г. СССР поставлял  немецкой стороне большие партии нефти и нефтепродуктов, Англия и Франция пытались нейтрализовать  это экономическое сотрудничество, имеющее большое стратегическое значение.

Среди приоритетных геополитических целей нацистской Германии во Второй мировой войне был захват Кавказского региона, который позволил бы ей в полной мере осуществить свои военно-стратегические планы по установлению контроля над всем Ближним и Средним Востоком, а в конечном счете - достичь мирового господства.

Политическое руководство и Верховное командование вооруженными силами (ОКБ) Германии планировали компанию на юго-восточном направлении из трех основных этапов. Первый этап предполагал захват Кавказа с его нефтяными районами, второй – оккупацию Средней Азии, третий – вторжение в Индию. Осуществление этого плана позволяло руководству Германии рассчитывать на соединение с японской армией в Бирме и установление контроля над значительной частью евразийского геополитического пространства. Одновременно с востока, с североафриканского направления, после «прыжка» через Суэцкий канал Африканскому корпусу Э. Роммеля предстояло прорваться в Сирию и Ирак. Результатом первого этапа должно было стать соединение кавказского и ливийского фронтов.

Кавказ, особенно Баку, занимал важное место в геополитике нацистской Германии. В период войны Кавказ и Бакинский нефтепромышленный район обрели громадное военно-стратегическое значение для противоборствующих сторон, прежде всего для Берлина, ощущавшего острую потребность в нефти. Захват бакинской нефти позволил бы немецкому командованию в полной мере обеспечить горючим моторизированные части вермахта,  СС и люфтваффе, что дало бы возможность в перспективе продвинуться в страны Ближнего и Среднего Востока, а затем выйти к Индии. Гитлер неоднократно заявлял, что если не захватить нефть Кавказа, то война будет проиграна.

В ноябре 1940 г. управление военной экономики и вооружений ОКБ приступило к разработке предложений об использовании экономических ресурсов для нужд вермахта уже в первые месяцы предстоящей войны против СССР. При этом огромное внимание уделялось захвату Кавказского нефтеносного района. Овладение Кавказом и районом устья Волги предлагалось включить в число важнейших задач Восточной кампании . Эти задачи входили в план «Барбаросса». В меморандуме заместителя начальника оперативного руководства вермахта, генерала В. Варлимонта от 4 мая 1941 г. подчеркивалась крайняя заинтересованность ОКБ в захвате Бакинского нефтеносного района и отмечалось, что «Германия может покрыть свою потребность в нефти только за счет Кав¬каза» . В тот же день Гитлер утвердил «План отдела обороны страны штаба ОКБ по ов¬ладению кавказскими нефтеносными районами» . Для организации их эксплуатации еще весной 1941 г. в рамках «экономического штаба Ольденбург» было создано специаль¬ное управление - «штаб Вестфален» . А на совещании в ставке фюрера 16 июля, то есть уже после начала войны против СССР, отмечалось, что «Бакинская область... должна стать немецкой концессией» .

Еще с весны 1940 г. немцы предпринимали меры по нейтрализации англо¬-французской угрозы Баку и Кавказу. Об этом неоднократно сообщал в Берлин агент шефа абвера, адмирала Канариса, капитан Леверкюн, назначенный в марте 1940 г. германским консулом в Тебризе. Опираясь на разведданные, поставляемые разветвленной агентурной сетью из Ирана, в Генштабе внимательно изучали «военно-географическую линию Сирия - Баку», а второй отдел абвера (саботаж-диверсии) получил задание разработать план уничтожения нефтепромыслов Баку в случае угрозы их захвата союзниками .

Кроме того, планировавшееся в начале 1941 г. вторжение немецких войск в Турцию (план «Гертруда») предусматривалось как превентивная мера против воз¬можного проникновения сюда англичан и (одновременно) как фланговый удар с севе¬ро-запада в поддержку итало-немецких войск в Северной Африке с целью последую¬щего выхода к нефтяным источникам Ирака и Баку. Эти стратегические намерения ОКБ отражены в директиве № 30 «Средний Восток», изданной 23 мая 1941 г., и более конкретно - в директиве № 32 «Подготовка к периоду после осуществления плана «Барбаросса» от 11 июня того же года. В частности, в пункте 2 последней отме¬чалось, что «продолжение борьбы против английских позиций на Средиземном море и на Ближнем Востоке путем «концентрического наступления»... планируется провести из Ливии через Египет, из Болгарии через Турцию, а также, в зависимости от обстановки, на Закавказье через Иран». Далее говорилось: «Позиции англичан на Суэце должны быть взяты клещами: через Северную Африку и через Кавказ и Сирию» . Таким образом, немцы планировали захват Кавказа с выходом на нефтяные месторождения на Среднем Востоке уже к концу 1941 г., создав своего рода «нефтяной коридор» Баку - Персидский залив.

Как отмечал в своих воспоминаниях Скорцени, уже «с конца ноября 1941 г. советская ставка была информирована «Красной капеллой» о запланированном Гитлером весной 1942 г. наступлении в направлении Кавказа с целью захвата нефтяных месторождений - от Батуми, находящегося на побе¬режье Черного моря, до Баку, располагающегося на побережье Каспийского моря». Далее хорошо информированные агенты «Красной капеллы» сообщали в Москву, что «План 111» (впоследствии - «Блау») с целью захвата Кавказа, планируемый на ноябрь, будет реализован весной (1942 г.) .

Прогермански настроенный Реза-шах, в свою очередь, лелеял надежды отвоевать когда-то утерянные области Закавказья и Средней Азии. В районах, граничивших с СССР, концентриро¬вались иранские войска, усиленно готовившиеся к военным действиям на Кавказе. На Каспийском побережье возводили новые и модернизировали старые порты в Пехлеви, Ноушехре и Бендершахе  .

Активизировала свою деятельность и немецкая агентура на территории этой страны, планировавшая провести ряд крупных диверсионных актов на Кавказе. К лету 1941 г. в Иран перебросили разведывательно-диверсионные группы СД и абвера.  В своих воспоминаниях Отто Скорцени отмечал: «Планируемые нападения на некоторые узловые пункты нефтяных промыслов Баку, мы откладывали до бесконечности, всегда по одной и той же причине - нехватка снаряжения и, прежде всего, транспорта» . А посол Германии в Иране, бригаденфюрер СС Эттель обещал Реза-шаху военную помощь и требовал размещения баз немецкой авиации на территории Ирана . В общем, Иран был не¬обходим немцам, во-первых, как плацдарм для наступления на Кавказ, во-вторых, они надеялись нарушить линии коммуникаций Великобритании, связывающие с Индией Ав¬стралию и Дальний Восток. Установление своего контроля над «нефтяным треугольником» Ирак - Баку - Иран обеспечило бы Германии положение самой крупной, после США, нефтяной державы мира.

Лондон беспокоился за свои позиции на юге Ирана, особенно за нефтепромыслы Англо-иранской нефтяной компании. Английское командование не без снований опасалось прорыва германских войск в Ирак и Турцию, что поставило бы под угрозу безопасность линии коммуникаций и колониальных владений на Ближнем и Среднем Востоке. Кроме того, в Лондоне были весьма озабочены тем, что Германия сможет через Иран проникнуть в Индию и другие азиатские страны, находившиеся в сфере британского влияния . Только недостаток сил накануне войны на Востоке помешал немцам осуществить Анатолийскую операцию .

«Бакинский фактор» неизменно присутствовал во всех вариантах боевых операций на Востоке, планируемых немецким верховным командованием. Еще летом 1940 г. было намерение после захвата центральных районов СССР провести «частную операцию по овладению районом Баку» .

В директиве Гитлера главнокомандующему сухопутными войсками от 21 августа 1941 г. отмечалось большое значение быстрейшего захвата немцами Крыма, Донбасса и проникновения на Кавказ. В записке фюрера, разъясняющей вышеуказанный документ, подчеркивалось, что «из соображений политического характера крайне необходимо как можно быстрее выйти в районы, откуда Россия получает нефть не только для того, чтобы лишить ее этой нефти, а прежде всего для того, чтобы дать Ирану надежду на возмож¬ность получения в ближайшее время практической помощи от немцев в случае сопротив¬ления угрозам со стороны русских и англичан» . В начале ноября 1941 г., после планируемого захвата Москвы, ОКХ намечал овладеть нефтеносными районами Кавказа, в том числе Баку . Причем операцию предусматривалось проводить исключительно сухопутными силами, с применением воздушных десантов, не вводя в действие бомбардиро¬вочную авиацию, с тем, чтобы максимально сохранить промыслы для эксплуатации. В частности, планировалась высадка «одного из соединений парашютных войск для внезапного захвата нефтяного района северо-западнее Баку до того момента, когда отступающий противник уничтожит его» . Взамен бомбардировок нефтепромыслов немцы направили свои основные усилия на разрушение железной дороги и морских перевозок по Каспию, а также на минирование Астраханского рейда силами своей авиации. Над Баку же лишь изредка появлялись разведывательные самолеты.

Летом 1941 г. возникла реальная угроза южным рубежам СССР, особенно Бакинскому нефтепромышленному району, исходящая из Ирана, где к тому времени значительно активизировалась немецкая «пятая колонна», планировавшая совершить в Закавказье ряд крупных диверсионных актов.

Тогда же в высших кругах Тегерана обсуждался вопрос о вторжении иранских войск на Кавказ навстречу «германской победоносной армии». В июле - августе в Иран были засланы сотни немецких офицеров (в гражданской одежде). А в начале августа Иран тайно посетил шеф немецкой военной разведки (абвера) - адмирал Канарис . В северных районах Ирана усиленно формировались разведывательно-диверсионные группы СД и абвера для переброски в районы Бакинских нефтепромыслов и в Туркменистан.

Однако СССР и Великобритания значительно опередили Германию. Согласно статье 6-й Советско-иранского договора от 26 февраля 1921 г., в двадцатых числах августа 1941 г. Советский Союз начал ввод своих войск в Северный Иран. 25 августа на тер¬риторию Иранского Азербайджана были введены войска 44-й и 47-й армий, а 27 августа 53-я Отдельная среднеазиатская армия перешла советско-иранскую границу на 1000-километровом протяжении от Каспийского моря до Зульфугара. В порты Пехлеви, Ноушехр, Бендершах вошли советские канонерские лодки, высадившие здесь десант.

Одновременно с юго-запада в Иран вступили войска Великобритании, которая не без оснований проявляла большое беспокойство по поводу происков немцев в Иране, угрожавших ее жизненно важным интересам в Индии и на Арабском Востоке, а также источникам снабжения нефтью в самом Иране. Двигаясь двумя колоннами - первая шла из Басры на Абадан и нефтяные промыслы в районе Ахваза, вторая направлялась из Багдада на нефтяные промыслы в районе Занекена и далее на север, - уже в конце августа советские и английские войска встретились в районе Сенендедж и Казвина . Несколько позже, в конце 1942 г., в Иран были введены и войска США.

Командование Великобритании учитывало реальную опасность прорыва германских войск в Иран, Ирак и далее через Кавказ и Турцию, что поставило бы под угрозу безопасность коммуникационных линий и колониальных владений на Ближнем и Сред¬нем Востоке. В этой связи английский генерал Слим пытался договориться с советским командованием о создании оборонительных позиций в случае возможного вторжения немецких войск через Кавказ и Анатолию . Это предложение, а также заявление генерала А. Уэйвелла о готовности Англии ввести войска на территорию Закавказья встретили вежливый, но твердый отказ со стороны советского командования .

Не забудьте оформить заявку на наиболее популярные виды работ: