Поиск по каталогу

Библиотека онлайн

H000718 Дипломная работа Общественно-политические процессы в тайваньском обществе

3400 руб. 1890 руб.

В корзину

Оглавление


Введение    3

Глава 1. Тайваньская проблема    6

         1.1. Колониальное прошлое и процесс отделения Тайваня от КНР  6

         1.2. Принцип «одного Китая» и развитие китайско-тайваньских

                отношений   19

         1.3. Тайваньская проблема на современном этапе  36

Глава 2. Социально-политические процессы в тайваньском обществе   47

         2.1. Социальная структура общества   47

         2.2. Развитие политических институтов и отношений в условиях

                перехода к демократическому режиму  59

Глава 3. Пути решения тайваньской проблемы   68

         3.1. Усиление тенденции к провозглашению «независимости»

                Тайваня   68

         3.2. Демократические выборы на Тайване   78

         3.3. Сохранение статус-кво. Прогнозируемые перспективы   88

Заключение  100

Список использованной литературы  103

Приложения 111

         Приложение 1. «Тайваньская идентичность» 111

         Приложение 2. Тенденции к провозглашению «независимости» 113

Введение


«Тайваньская проблема» остаётся одним из возможных источников вооружённых конфликтов в современном мире. Китайская Республика (Тайвань) принадлежит к числу новых индустриальных стран, четырёх «азиатских драконов», сумевших осуществить экономический рывок и превратиться в процветающие экономики во второй половине XX в. Естественно, остров играет весомую роль в геополитической и экономической расстановке сил в АТР.

Актуальность социально-политических процессов в современном тайваньском обществе заключается в росте тенденций к отдалению от КНР и возможного провозглашения островом независимости, что может резко обострить ситуацию в регионе и в мире. Тайванизация населения негативно воспринимается материковым Китаем, со стороны КНР растёт понимание того, что именно тайваньская политическая элита фактически сделала этот выбор за свой народ. Процессы трансформации тайваньского общества поддерживались и США . «Тайваньская модель» может служить образцом постепенной смены национального самосознания и даже разжигания вражды между представителями одного народа.

Объект исследования — современное тайваньское общество и Китайская Республика (Тайвань).

Предметом исследования являются социально-политические процессы в современном тайваньском обществе.

Целью работы является рассмотрение общественно-политических процессов в тайваньском обществе. В связи с этой целью ставятся задачи исследования:

- изучить историю развития Тайваня в XX в.;

- рассмотреть проблемы, связанные с процессом отделения Тайваня от КНР (середина XX в.);

- рассмотреть особенности «тайваньской проблемы» в 1990-е гг.;

- изучить возможности нарастания конфликта из-за различных трактовок принципа «одного Китая»;

- исследовать трактовку принципа со стороны КНР;

- раскрыть особенности трактовки принципа «одного Китая» со стороны Тайваня;

- рассмотреть усиление тенденций к провозглашению «независимости» Тайваня;

- раскрыть особенности политической системы и демократических выборов на Тайване;

- рассмотреть проблемы сохранения статус-кво и прогнозируемые перспективы в отношении «тайваньской проблемы».

Научная новизна заключается в рассмотрении перспектив разрешения «тайваньской проблемы», выводах относительно не «двух Китаев», но «другого Китая» в отношении Тайваня.

Социально-политические процессы в прошлом и настоящем Тайваня изучали многие российские и зарубежные исследователи, в том числе А.Г. Ларин, Л.М. Гудошников, Я.В. Лексютина, А.В. Лукин, В.Г. Гельбрас, М.В. Карпов, В.А. Перминова, А.С. Каимова, М. Браун, О. Бедфорд, М. Мейснер, Т. Голд, Т. Андраде, М. Коэн, Э. Тенг, Дж. Мэнторп, Дж. Китинг и другие исследователи. Данные проблемы достаточно освещены в научной литературе, они изучались на протяжении многих десятилетий. Однако в отечественной научной литературе внимание к ним несколько меньшее, чем в англоязычной. В работе были использованы труды выше перечисленных и других учёных, некоторые нормативно-правовые акты и документы, научная периодика.

Теоретическая значимость работы заключается в возможности использовать её для подготовки аналогичных работ, в том числе и по «тайваньской проблеме».

Практическая значимость работы — она может быть использована для выработки практических рекомендаций по современным социально-политическим тенденциям в тайваньском обществе.

Методология работы включает общенаучный диалектический, исторический, сравнительный, структурный методы, а также метод анализа и синтеза.

Глава 1. Тайваньская проблема

1.1. История развития Тайваня (XX век)


После японо-китайской войны 1894-1895 гг. Тайвань (японцы называли остров Формозой) перешёл под контроль Японии. Остров стал японской колонией по Симоносекскому мирному договору 1895 г. между Японией и Китаем. Однако борьба японских карательных сил с местными партизанами продолжалась до 1902 г. Так население Тайваня оказывало сопротивление захватчикам и колонизаторам. В 1895-1945 гг. Тайвань оставался под властью Японии, до разгрома японцев во Второй мировой войне. Так в течение 50 лет Тайванем управляла японская колониальная администрация, после 1945 г. он перешёл под контроль Китайской Республики (гоминьдановского правительства во главе с Чан Кайши) .

Процедура передачи Тайваня под управление Японии предусматривала участие делегаций от обеих стран. Поскольку китайские представители опасались враждебных действий со стороны местного населения, церемония состоялась на борту японского корабля. Тайваньцам был предоставлен выбор — остаться или покинуть остров, новая колониальная администрация взялась за формирование японских порядков на Тайване .

Высокий уровень партизанской борьбы на острове стал причиной того, что в 1897 г. японцы всерьёз обсуждали возможность продажи Тайваня (Формозы) Франции. До 1919 г. пост генерал-губернатора занимал, как правило, представитель военных кругов. Д. Рой отмечает, что в 1898 г. генерал-губернатором стал К. Гэнтаро,  с ним прибыл талантливый политик Г. Симпэй, который возглавил гражданскую колониальную администрацию. Рассматривались два варианта управления островом — первый подход, сторонником которого был Г. Симпэй, предполагал невозможность ассимиляции тайваньцев, их японизацию и фактическое превращение в японцев, и управление на основе британских принципов колониального управления, со своим сводом законов. Второй подход предусматривал возможность ассимиляции, рассматривал корейцев и китайцев как «почти японцев», как близкие японцам народы . Сторонником этого подхода был будущий премьер-министр Японии Х. Такаси, в 1918 г. он занял эту должность, и японская политика в отношении Тайваня изменилась.

В прошлом отдельными регионами Тайваня владели европейцы — португальцы, испанцы и голландцы. Период колониального правления Японии на острове был последним периодом колониального развития Тайваня. Хозяйство и ресурсы Тайваня переориентировались на японские потребности, прежде всего, экономические и военные. До середины XX в. под контролем японских властей находились все экономические ресурсы, управление и судебные органы Тайваня. Остров выполнял вспомогательную роль в экономике  Японской империи, использовался японцами для получения дополнительных природных и экономических ресурсов в случае кризиса или торгового дисбаланса. Тайвань оставался сырьевой базой Японии и рынком сбыта японской продукции .

Японские власти насаждали на острове свою идеологию, проводили, в частности, собственную образовательную политику. Особый упор в японский период делался на японизацию местного населения, распространение японского языка. Преимущественно на этом языке проводились и занятия в школах. Поступление в учебные заведения предполагало соответствие абитуриентов японским требованиям. «Политика образовательно-культурной ассимиляции», или «политика просвещённого образования», стали доктринами первого гражданского губернатора острова Дэн Кэндзиро. Естественно, доля владевшего японским языком населения Тайваня возросла. Так, в 1930 г. по-японски говорили 12,3 % населения, в 1937 г. — 37,8 %, в 1944 г. — более 70 % . Закономерно, что такой резкий рост говорящего на японском языке населения в последнее десятилетие владения островом японцами стал следствием активной политики, проводимой Японией на протяжении предыдущих нескольких десятилетий. Помимо этого, в 1930-е гг. Япония становилась всё более агрессивной, националистичной и милитаристской.

При проведении своей политики японцы сочетали методы «кнута и пряника». Стимулировались использование и распространение японского языка,  были созданы местные органы власти и отменены телесные наказания, учреждена школьная система. При прежней администрации вся политика сводилась к хозяйственным и элементарным медицинским нуждам . Эта политика проводилась 20 лет.

1937-1945 гг. были периодом «встраивания в империю». Следует отметить, что происходило это уже в условиях Второй мировой войны. Тайваньские ресурсы начали использоваться в военных целях, а Тайванем снова стали управлять военные в условиях начала войны с Китаем. Тайваньцев стали стремиться полностью встроить в японское общество, поскольку необходимо было наиболее тесное их сотрудничество с японцами . Политика колониальной администрации стала направленной на полную японизацию населения. Местных жителей стали заставлять обращаться в синтоизм, жить в японских домах, носить японскую одежду. После начала военных действий на Тихом океане в 1942 г. тайваньцев стали призывать вступать в японскую армию и флот,  хотя полноценный призыв в армию был введён только с 1945 г. Что же касается сопротивления оккупации острова Японией, то вооружённое сопротивление имело место только первые два десятилетия после оккупации. Затем протест принял мирные формы.

За 50 лет японского управления Тайванем на острове выросло несколько поколений людей, чей образ мыслей был более японским, чем китайским, свободно говорящих на японском языке. Насаждение японского языка и японизация населения породили явление «раздвоенной самоидентификации» тайваньцев, активная образовательная политика давала свои плоды. В.А. Перминова констатирует, что к середине XX в. между тайваньцами и выходцами их материкового, большого Китая существовала большая культурная пропасть, и это также подтверждается проблемой тайваньской идентичности. И сегодня более 60 % тайваньцев не считают себя китайцами, около 33 % населения считают себя и тайваньцами, и китайцами .

Тайвань был одним из основных поставщиков сырья в Японию,  поставляя сахар, рис, чай, соль, фрукты, консервы, камфару, каменный уголь, при этом оставаясь рынком сбыта японской полуфабрикатной продукции (основные товары: ткани, бумага, лекарства, химические удобрения, машины, металлические изделия). Тайвань начал производить некоторую часть экспортной продукции самой Японии, по мере развития производства на острове, а к 1920-м гг. остров выполняет уже не только посреднические операции, но и начинает самостоятельно сбывать свою продукцию на зарубежных рынках. В итоге к 1930-м гг. Тайвань обеспечивал около 40 % японского импорта из колоний, его внешнеторговый оборот составлял 8,1 % от общей суммы внешнеторгового оборота Японии (включая торговлю с колониями и за рубежом), а также треть всего торгового оборота Японии с колониями (что неудивительно, поскольку у Японии было немного колоний) .

Во внешней торговле Тайваня преобладал импорт, однако в торговле с Японией преобладал экспорт (он обеспечивал часть японского экспорта, шёл и японским потребителям). К тому времени экспорт в Японию настолько превышал ввоз товаров, что даже обеспечивал Тайваню общий положительный торговый баланс. Таким образом, Тайвань был для Японии, прежде всего, не рынком сбыта её товаров, а поставщиком сырья и пищевой продукции .  

После японского владычества Тайвань унаследовал определённую колониальную инфраструктуру. Доставшиеся от тех времён возможности сыграли определённую роль в преодолении Тайванем послевоенного экономического кризиса и развитии экономических возможностей. Примечательно, что природные ресурсы у острова были незначительны, невысоким был и экономический потенциал. Правительство Гоминьдана поначалу использовало остров фактически в рамках японской колониальной модели, даже несколько ужесточив эксплуатацию в условиях гражданской войны в Китае 1945-1949 гг. и послевоенного кризиса .

Методы управления и контроля над населением были поначалу практически без изменений позаимствованы Чан Кайши у японцев. Гоминьдан выстроил систему государственного контроля за всеми сферами общественной жизни, как и японская администрация. Так, должность японского генерал-губернатора Тайваня предполагала контроль над гражданской администрацией и военное командование, в период японской оккупацией он был практически единоличным правителем на острове. Принцип подчинения Тайваня японским законам был установлен с 1921 г. С 1928 г. сохранялось право генерал-губернатора на издание особых приказов, уголовные дела решались согласно особым декретам, действовавшие на Тайване гражданские законы были полностью заменены на японские, хотя законодательство колоний не проходило утверждения парламентом Японской империи .

Система контроля над населением при Чан Кайши основывалась, однако, прежде всего, на баоцзя, введённая цинскими властями ещё в 1833 г. для подавления участившихся восстаний. Как по японскому, так и по китайскому принципу управления эта система предполагала объединение людей в общины по подворному принципу, на которые возлагалась обязанность предоставлять сведения о людях, своих членах, различных сторонах их жизни .

Д. Линч отмечает, что молодёжной политике отводилось важное место в системе государственного контроля. Под управлением специальных молодёжных организаций находились и функционировали молодёжные информагентства, издательства, радиостанции, и деятельность молодёжи, студентов и преподавателей контролировалась посредством таких организаций. И китайские, и японские власти формировали на основе своей идеологии определённое общественное мнение, посредством контроля различных сфер жизни и, в особенности, средств массовой информации . И если Чан Кайши пытался объединить тайваньцев в борьбе против общего врага — коммунизма, в целях объединения Китая и восстановления власти над материковым Китаем, то японцы предлагали объединить страны Восточной Азии и Южных морей в борьбе против «белых», создания сфер восточноазиатского сопроцветания (Великой сферы сопроцветания и национальной обороны империи, включавшей Внутреннюю и Малую сферы). В то же время, антикоммунистическая идеология Чан Кайши опиралась на традиционные китайские ценности, идеи Сунь Ятсена. Опыта строительства демократического государства китайцы ещё не имели, к тому же были и неблагоприятные внешние и внутренние условия развития. Это и обусловило необходимость авторитарного правления на Тайване, антикоммунистическая же идеология лежала в основе всей культурной политике Китайской Республики на Тайване.

Идеологическая политика проявлялась и в системе образования. Особое место в осуществлении своей идеологической политики и формировании общественного мнения и ранее японские власти, как уже указывалось выше, и китайские власти отводили образованию, изменению прежней системы воспитания будущих поколений . Образовательная и культурная политика на Тайване после 1945 г. осуществлялась на основе деяпонизации и китаизации населения, в процессе обучения сочетались политическое образование и «традиционное китайское».

В 1945-1949 гг. в Китае шла гражданская война. Она завершилась в 1949 г. победой коммунистов. В период гражданской войны Тайваню отводилась вспомогательная роль в экономике КР. Правительство Гоминьдана вначале проводило по отношению к острову ещё более эксплуататорскую политику, чем японцы. Оно сохранило монополию на все основные сферы производства, развивало только капиталоёмкие отрасли, к которым относились кораблестроение и машиностроение, производство сахара, электроэнергии, нефти, цветных металлов, в общем следуя японской модели. Разрыв отношений с Японией серьёзно ударил по экономике Тайваня, поскольку развитие промышленности на острове не было сбалансированным . Только к 1949 г. планировалось увеличить производство сахара в 6 раз по отношению к 1945 г., производство электроэнергии — на 80 %, восстановление производства цемента и химических удобрений, объём сельскохозяйственного и промышленного производства на Тайване в 1945 г. составлял только половину от довоенного (справедливости ради, это были последствия японского управления периода войны). В.А. Перминова констатирует, что так планировалось приблизиться к показателям периода японской оккупации. Резкий рост цен и нехватка товаров общего потребления привели в годы гражданской войны к огромной инфляции (гиперинфляции), составившей 77 % в 1947 г., 1144 % в 1948 г. и 1189 % — в 1949 г. Одним из ключевых факторов, способствовавших преодолению инфляции, была экономическая помощь США .

В ещё больших масштабах, чем при японской администрации, происходил в годы гражданской войны отток капитала с острова на материк. Как пример, приводят и сахарную промышленность. Она составляла основу тайваньской экономики. Большие количества сахара производились, перерабатывались и отправлялись на экспорт, наряду с рисом, солью, другими наиболее прибыльными культурами. Основанная в 1945 г. и осуществлявшая экспорт тайваньской сельскохозяйственной продукции Тайваньская торговая компания подчинялась напрямую китайской администрации в Нанкине, поэтому отправлялась на материк большими партиями и по фиксированным ценам. Большая часть первой партии сахара была отправлена в Шанхай по указанию нанкинского правительства (50 из 80 тыс. тонн). Так был усилен сахарный дефицит на Тайване, существовавший там и без того . Цены на сахар увеличились в 8-10 раз, из-за больших объёмов экспорта и оттока капитала с Тайваня.

Таким образом, послевоенное управление островом было колониальным, а затем и полуколониальным. Ши Мин выделял несколько характерных признаков колониального управления Тайванем после 1945 г. и во многом после 1949 г.: развитие идеологии, направленной на укрепление режима и позиций правящей верхушки; по своему социальному составу переселенцы на остров были, прежде всего, чиновниками и военными, они составляли прослойку «управляющих»; использование армии для поддержки режима; экономическая эксплуатация ресурсов и населения в интересах метрополии; контроль над всеми сферами жизни населения в целях укрепления позиций власти, управляющих. И даже в первые десятилетия после 1945 г. китайская политика на Тайване в целом следовала японской модели управления, основанной на направляемом государством экономическом развитии. Принципы японского управления были не сразу заменены китайскими, поскольку в колониальной политике Японии на Тайване были и определённые успехи. Т. Голд выделяет, что, в то же время, власти сделали ставку на китайскую ментальность и традиционные китайские методы управления. Именно такая, национально ориентированная модель, после 1949 г. сыграла основную роль в экономических успехах Тайваня . Сочетание китайских принципов с особенностями японского колониального управления позволяло значительными темпами развивать промышленность, сельское хозяйство, развивать инфраструктуру, налаживать внешнюю торговлю и повышать общий уровень жизни населения.

Такая модель оставалась эксплуататорской. В первые годы китайского управления Тайванем с острова вывозилось больше средств и ресурсов, чем в японский период. При этом Япония направляла на остров крупные вложения — в 1896 г. 70 % дохода Тайвань получил в виде субсидий японского правительства, на развитие производства на острове японцы направляли значительную часть прибыли. Китайские власти использовали тайваньские ресурсы только в интересах материка, практически не вкладывая финансовые средства в развитие Тайваня . Естественно, это касалось 1945-1949 гг.

Колониальное управление Тайванем китайскими властями завершилось не ранее 1949 г. Характерными для 1945-1949 гг. колониальными методами управления Тайванем были управление территориями мигрантами, делегированными с материка, эксплуатация ресурсов и населения, препятствование накоплению национального капитала.

С поражением Чан Кайши в гражданской войне, когда Тайвань становится оплотом Гоминьдана, китайские власти были вынуждены перейти к другой модели управления. Так, возобновлялось развитие и воспроизводство менее капиталоёмких, но жизненно необходимых отраслей промышленности, восстанавливать сельское хозяйство, постепенно выводя Тайвань на уровень развитой страны региона.

Военно-политический разгром Гоминьдана завершился его полным изгнанием с материковой части страны в 1949 г. Уже в декабре 1949 г. руководство Гоминьдана приняло решение о переезде на Тайвань партийных и правительственных органов Китайской Республики. На остров бегут также видные политические деятели терпящего крах режима, связанные с ним деятели науки и культуры, некоторые предприниматели, происходит эвакуация значительной части вооружённых сил, на Тайвань бегут и функционеры Гоминьдана. На остров перевозятся партийные и правительственные архивы, многие культурные ценности. При населении острова в 6 млн. человек туда переезжают около 2 млн. китайцев.

НОАК готовилась к десанту на остров Тайвань, завершив освобождение материкового Китая. Благоприятные условия для такой операции обеспечивались не только фактором военного превосходства, но и вследствие международной обстановки на Дальнем Востоке. Администрация президента Г. Трумэна после образования КНР не признала её, однако заявила о стремлении избежать военной конфронтации с КНР в Тайваньском проливе, о своём невмешательстве во внутренние дела Китая. Гоминьдановский режим фактически был обречён, однако внезапно изменилась международная обстановка. В июне 1950 г. северокорейская армия начала наступление на Южную Корею, что сразу принципиально изменило международную обстановку .

27 июня 1950 г. Трумэн заявил о военно-политической и экономической поддержке гоминьдановского режима на Тайване, 7-ой флот США был послан в Тайваньский пролив с тем, чтобы предотвратить вторжение КНР. Так гоминьдановский режим получил военно-политические гарантии своего существования. Тайвань фактически развивается под американской защитой, начиная с 1949-1950 гг. Взгляды на государственность Тайваня и права, правомочность Китайской Республики, тем не менее, были различны. Однако именно Китайская Республика, Тайвань, до 1971 г. занимала место учредителя и участника ООН, а также постоянного члена Совбеза ООН, признавалась большинством стран мира в качестве легитимного Китайского государства.

Вместе с тем, Тайвань рассматривался (в том числе и по итогам Второй мировой войны) международным сообществом как неотъемлемая часть Китая. На этих позициях стояли, несмотря на разногласия, политические противники КПК и Гоминьдан. Тайвань — часть Китая в социально-культурном и политическом смыслах. Развитие Тайваня и КНР, особенно в конце XX – начале XXI вв., обусловило значительную общность экономических, политических и социальных процессов, со второй половины XX в. быстро менявших облик континентального и островного Китая.

В новых условиях руководство Гоминьдана получили военно-политическую передышку, которой воспользовались в целях укрепления своей власти на острове. Был укреплён аппарат власти Гоминьдана, практически исключена возможность появления и выступления каких-либо оппозиционных сил или противников с материка. Власть Гоминьдана приобретает наиболее жёсткий, диктаторский характер времён Китайской Республики.

Однако полицейским режимом и насаждением соответствующей идеологии тайваньское руководство не ограничивается. Проводится глубокая переоценка прошлой политики и поиск путей создания прочной государственности. Перестраивается сама правящая партия, в соответствии с «народными принципами» Сунь Ятсена, интересами борьбы против мирового коммунизма и освобождения Родины. Особо подчёркивалась необходимость обновлять партию и развивать её не за счёт бюрократии, что имело место раньше, а за счёт молодой интеллигенции, рабочих и крестьян. Так уже к 1952 г. доля лиц, имевших образование выше среднего, составила в Гоминьдане порядка 30 %. Принимались меры для «тайванизации» местных организаций Гоминьдана, а также для расширения участия тайваньцев в местных органах власти. Во многом по аналогии с НОА, вводятся политотделы и политработники в армии, ориентированные на связь с Гоминьданом .

Поражение на материке заставило Гоминьдан пересмотреть, в особенности в контексте отрицательных последствий, и свою экономическую политику. Новая программа Гоминьдана была призвана обеспечить поддержку мелких и средних собственников города и деревни. Прежде всего, предполагалось решить аграрный вопрос и стимулирование частного предпринимательства.

Важным фактором осуществления реформ и их успеха стала военная и экономическая поддержка США. В 1950-е гг. имели место военные инциденты в Тайваньском проливе, в частности, артиллерийские обстрелы территории материкового или островного Китая. Оставаясь Китайской Республикой и не оставляя намерений восстановить свою юрисдикцию над материковым Китаем, тайваньская власть проводила реформы, стремясь стать примером для континентального Китая, а также представляла тогда Китай в международных отношениях. Чан Кайши и его окружение продолжали рассматривать Китай как единую историческую общность, цивилизацию и государство . Тем не менее, японское управление Тайванем, а затем и управление островом гоминьдановским руководством при американской поддержке вело к увеличению цивилизационного, культурного и социально-экономического разрыва между КНР и КР в середине XX в.

Я.В. Лексютина отмечает, что именно открытое военно-политическое вмешательство США помешало окончательному разрешению противоборства между КНР и КР, соответственно коммунистами и гоминьдановцами, вывело проблему на международный уровень. Так и возникла в международных отношениях т.н. тайваньская проблема. В 1950-1979 гг. американская политика в отношении Тайваня прошла три этапа эволюции. Первый этап охватывает середину 1950 — конец 1954 гг., и начался с открытого американского вмешательства во внутрикитайскую проблему. Этот период завершился заключением между США и Китайской Республикой Договора о взаимной обороне . В это время зарождаются основные направления союзнических отношений между США и Тайванем, официальным оформлением этих отношений и формованием первоначальной модели американского участия в противоборстве Китая и Тайваня.

Второй этап охватывает период с декабря 1954 до середины 1960-х гг. Это время «союзнического» вовлечения США в тайваньскую проблему. В ходе нескольких тайваньских кризисов (1954-1955 гг., 1958 г., 1962 г.) США выполняли свои союзнические обязательства в отношении Тайваня. Третий этап продолжался со второй половины 1960-х гг. до 1979 г., он был отмечен формированием нового американского подхода к тайваньской проблеме. Выработка новой модели взаимоотношений была обусловлена проявившимся в 1960-е гг. желанием в США и Китае нормализовать двусторонние отношения в целях противодействия СССР .

Именно тогда, таким образом, закладывались основы «тайваньской идентичности» и будущих стремлений окончательно отделиться от континента. В этих целях во многом проводились и «тайванизация партии», и стремление омолодить и усилить её ряды. Так формировалась основа независимости и осуществления гоминьдановского руководства на Тайване на многие десятилетия.

Курс реформ определил успех гоминьдановского Тайваня. Несомненно, управлять материковым Китаем с его огромным населением было сложнее, однако тайваньское «экономическое чудо», несомненно, стало фактором роста популярности Тайваня и его модели развития на международной арене и в Восточной Азии. О своём впечатлении от тайваньских преобразований и влиянии тайваньского опыта на преобразования в его родной стране говорил и сингапурский реформатор Ли Куан Ю .

Социально-экономические реформы уже в 1950-1960-е гг. вывели Тайвань в число наиболее развитых стран региона. Положительно повлияла на перспективы будущих «восточноазиатских тигров» и экономическая политика Японии, увеличившей свои инвестиции в страны АТР в поисках более дешёвой рабочей силы. Так Китайская Республика (Тайвань) становится достаточно развитым государством (хотя и не признаваемым большинством международного сообщества впоследствии), одним из примеров экономического развития региона. Так появляются новые, процветающие индустриальные страны региона, формируется экономическая полупериферия развитых стран.

1.2. Принцип «одного Китая» и китайско-тайваньские отношения


Вскоре после образования нового государства, правительство КНР сформулировало принцип «одного Китая», поведя борьбу за признание коммунистического Китая и вытеснение из рядов ООН Китайской Республики. Любопытно, что вплоть до начала 1970-х гг. именно Тайвань, осколок потерпевшей поражение в гражданской войне Китайской Республики, представлял Китай в ООН и занимал место постоянного члена Совета Безопасности организации. Все политические силы на Тайване, в той или иной мере, учитывают фактор отношений с Китаем.

А.Г. Ларин выделяет, что в международный политический лексикон этот термин ввело, таким образом, правительство КНР. В то время подавляющее большинство западных стран и развивающихся государств сохраняли дипломатические отношения с Тайванем и признавали за гоминьдановской Китайской Республикой право на участие в ООН. Вместе с тем, приводились аргументы в пользу «неопределённого статуса» Тайваня в США и Великобритании, появились идеи одновременного включения и КНР, и Тайваня в число равноправных участников международного сообщества и международной жизни .

Руководителей КНР, однако, категорически не устраивали ни такое положение дел, ни половинчатые формы легализованного сосуществования континентального Китая и островного Тайваня. Правительство КНР считало себя единственным законным китайским правительством, а Тайвань — частью территории Китая. Китай подчёркивал и недопустимость действий, направленных на раскол государства и признание существования «двух Китаев».

Совершенно по-другому понимали принцип «одного Китая» на Тайване. Там рассматривали данный принцип как возможность триумфального возвращения правительства Китайской Республики на материк. «Мятежные коммунисты» подлежали изгнанию, и юрисдикция Китайской Республики должна была распространиться на весь Китай . Однако в реальности «возвращение на континент» сводилось к засылке туда разведывательных и диверсионных групп.

С конца 1970-х гг. начинается новый этап в отношениях между Пекином и Тайбэем. Руководители КНР тогда перешли от догматических воззрений времён «культурной революции» к курсу на модернизацию страны. Это сочеталось с относительно миролюбивой внешней политикой Китая и перехода к открытости внешнему миру. К этому времени Тайвань, во многом благодаря своим лидерам, превратился в индустриально развитого и процветающего участника международных отношений (одного из представителей полупериферии развитых стран). Потенциально Китайская Республика представляла собой ценного партнёра для начавшей реформы КНР. Принудительное восстановление китайской юрисдикции над Тайванем могло испортить отношения КНР с США, взявшими Тайвань под своё покровительство, а также нанести значительный экономический ущерб Тайваню . Это было крайне нежелательно и вредно для самого Китая.

Лидеры КНР стали ориентироваться на мирное решение тайваньской проблемы. 1 января 1979 г. было принято «Обращение к тайваньским соотечественникам», в котором, посредством переговоров между КПК и Гоминьданом, предлагалось мирно объединить страну. Так по инициативе Дэн Сяопина была выдвинута формула «одно государство, два строя», принципиально новая концепция, предназначенная для объединения с Гонконгом и Тайванем . Суть концепции в наиболее полном виде была изложена представителем руководства КНР Цзянь-ином в 1981 г. Было выдвинуто 9 пунктов, которые предусматривали высокую степень автономии острова.

Китайское руководство не отказывалось и от силового варианта объединения в случае, если оно не достигалось мирным путём. Это придавало китайским инициативам несколько формальный, пропагандистский характер, вызывало сомнения в устойчивости будущего объединения. Неприменение силы становилось довольно расплывчатым условием, которое отражало стремление представителей китайской элиты, многие из которых были ветеранами революции, разрешить тайваньскую проблему при своей жизни.

Вначале Тайвань резко отрицательно отреагировал на инициативы КНР. Сторонники Гоминьдана понимали, что с переходом на положение одного из районов КНР, пусть и особого, остров лишится американской поддержки и покровительства и будет целиком зависеть от китайского правительства. Гоминьдан отверг предложенное коммунистами налаживание трёх видов связи с континентом — торговых, транспортных и почтово-телеграфных, был выдвинут принцип трёх нет данным видам связи. Отрицалась возможность установления таких отношений с коммунистическим Китаем. Тайваньские власти предпочитали отгородиться от остального Китая, объявив на конгрессе Гоминьдана в 1981 г. о 1980-х гг. как времени возвращения на континент, а также об объединении Китая на основе трёх принципов Сунь Ятсена, основателя Гоминьдана (национализм, народовластие, народное благоденствие) .

Однако утопичность реваншистских намерений Гоминьдана к этому времени стала очевидной, и вскоре к власти пришли лидеры местного происхождения, не связанные реваншистскими настроениями. Так была сформирована совершенно другая позиция тайваньского руководства. В 1991 г. президент Ли Дэнхуэй объявил о прекращении введённого гоминьдановским правительством ещё в 1947 г. «периода всеобщей мобилизации для подавления коммунистического мятежа» . Тайваньские лидеры избавились от явного анахронизма — претензии рассматривать себя как правительство всего Китая.

Этот шаг был почти равносилен фактическому признанию КНР. Однако здесь встал вопрос о том, чем именно является Тайвань по отношению к континентальному Китаю. Перспективы определения статуса острова сводились либо к варианту быть частью, провинцией Китая, чтобы было неприемлемо для Тайбэя, либо к статусу независимого государства, с чем не хотел мириться Пекин, либо к объединению в федерацию или конфедерацию (такой вариант также рассматривался тайваньскими специалистами), что также не было приемлемо для Китая и жизнеспособность такой федерации / конфедерации была сомнительна.

Не забудьте оформить заявку на наиболее популярные виды работ: