Поиск по каталогу

Библиотека онлайн

H000878 Дипломная работа Научно-технические средства криминалистики в производстве следственных действий

3400 руб. 1890 руб.

В корзину

СОДЕРЖАНИЕ


стр.

ВВЕДЕНИЕ 3


1. Роль и значение научно-технических средств криминалистики в производстве следственных действий 6

1.1. Понятие и классификация научно-технических средств, применяемых при производстве следственных действий 6

1.2. Критерии и пределы допустимости использования научно-технических средств 13

2. Организационные и тактические особенности использования научно-технических средств при расследовании преступлений 30

2.1. Научно-технические средства, применяемые при производстве следственных действий для обнаружения источников криминалистической информации 30

2.2. Научно-технические средства фиксации и изъятия следов преступления и доказательственной информации 41

2.3. Научно-технические средства для упаковки вещественных доказательств 50


ЗАКЛЮЧЕНИЕ 56

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 62


 

ВВЕДЕНИЕ


Актуальность темы исследования. Правовой основой применения технических средств при производстве следственных и процессуальных действий в процессе расследования преступлений являются нормы Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ), регулирующие правила производства следственных действий и порядок оформления хода и результатов этих действий. В соответствии с ч. 6 ст. 164 УПК РФ, регламентирующей общие правила производства следственных действий, при производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств. Исчерпывающего перечня видов технических средств, которые могут применяться при производстве следственных действий, УПК РФ не содержит. Закрепление в законе такого перечня было бы нецелесообразным ввиду поступательного характера развития науки и техники, наличия тенденции постоянного совершенствования существующих и создания новых видов технических средств.

Отсутствие в законе перечня технических средств означает, что при производстве следственных действий могут применяться любые технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств, использование которых обеспечивает достижение указанных в законе целей их применения и которые отвечают определенным законом требованиям. В нормах УПК РФ содержатся указания на основные виды технических средств, применяемых при производстве следственных и иных процессуальных действий. В соответствии с ч. 3 ст. 170 УПК РФ - это технические средства фиксации хода и результатов производства следственных действий.

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что использование современных информационных технологий востребовано не только при проведении отдельных следственных действий, но и в ходе принятия процессуальных решений и проведения организационных, процессуальных мероприятий, осуществляемых субъектом расследования по уголовному делу и проверочному материалу. Обратимся непосредственно к возможности использования информационных технологий при принятии различного рода решений при производстве предварительного расследования. С помощью программного обеспечения не только рационализируются информационные процессы, но и внедряются автоматизированные системы поддержки принятия следователями, экспертами, оперативными сотрудниками, судьями соответствующих решений.

Объектом работы представляются правоотношения, складывающиеся по вопросам регулирование деятельности следователя.

Предметом настоящей работы являются правовые нормы, регламентирующие использование следователем научно-технических средств и их применение в расследовании преступлений.

Основной целью работы являются вопросы использования следователем научно-технических средств и их применение в расследовании преступлений. Для достижения поставленной цели были определены следующие задачи:

1. рассмотреть понятие и классификацию научно-технических средств, применяемых при производстве следственных действий,

2. выявить критерии и пределы допустимости использования научно-технических средств,

3. охарактеризовать научно-технические средства, применяемые при производстве следственных действий для обнаружения источников криминалистической информации,

4. определить научно-технические средства фиксации и изъятия следов преступления и доказательственной информации,

5. исследовать научно-технические средства для упаковки вещественных доказательств.

Поставленные цели  посредством использования общих и специальных методов теоретического исследования.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

 

1. Роль и значение научно-технических средств криминалистики в производстве следственных действий


1.1. Понятие и классификация научно-технических средств, применяемых при производстве следственных действий


В соответствии с ч. 6 ст. 164 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации  (далее — УПК РФ) при производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств. Правовой основой применения технических средств при производстве следственных и процессуальных действий в процессе расследования преступлений являются нормы УПК РФ, регулирующие правила производства следственных действий и порядок оформления хода и результатов этих действий. Исчерпывающего перечня видов технических средств, которые могут применяться при производстве следственных действий, УПК РФ не содержит. Закрепление в законе такого перечня было бы нецелесообразным ввиду поступательного характера развития науки и техники, наличия тенденции постоянного совершенствования существующих и создания новых видов технических средств. Отсутствие в законе перечня технических средств означает, что при производстве следственных действий могут применяться любые технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств, использование которых обеспечивает достижение указанных в законе целей их применения и которые отвечают определенным законом требованиям .

В литературе понятие «технические средства» толкуется в узком и широком смысле слова. Так, по мнению А.В. Белоусова, «в узком смысле под ними понимаются приборы, инструменты, различного рода приспособления и материалы, способствующие решению задач уголовного судопроизводства путем их применения для обнаружения, фиксации, изъятия и исследования доказательств, фиксации хода и результатов следственных и судебных действий, а также предупреждения преступлений. В широком смысле в данное понятие включаются также методы (способы, приемы) и методики применения технических средств» . Другая группа процессуалистов к техническим средствам относит различные устройства, имеющие как бытовое назначение, так и специальное криминалистическое назначение. При этом такие средства, отмечают авторы, многообразны и классифицируются по различным основаниям . Третья группа ученых определила понятие «технические средства криминалистической видеозаписи», как любую современную портативную видеозаписывающую, телевизионную и видеопроекционную аппаратуру, а также носители информации (магнитные ленты, DVD диски, карты памяти и т.п.) .

Необходимо отметить, что в части 2 статьи 166 УПК РФ перечислены способы фиксации следственных действий, через которые раскрывается содержание соответствующих технических средств: фотографирование, киносъемка, аудиовидеозапись. Стоит сказать, что киносъемка в силу определенных обстоятельств (дороговизна материалов, сложность и трудоемкость их обработки) не нашла широкого применения в уголовном процессе и криминалистике, а в настоящее время, ввиду появления и освоения более эффективных и доступных средств аудиовидеозаписи, ее вообще не применяют. Несмотря на то, что в теории уголовного процесса достаточно давно ставится вопрос об исключении киносъемки из уголовно-процессуального кодекса, законодатель настойчиво предписывает в действующем УПК РФ использовать киносъемку (см. ст. п. «а» ч. 2 ст. 82; ч. 2 ст. 84; ч. 2, ч. 5 и ч. 8 ст. 166; ч. 5 ст. 179; ч. 4 ст. 189; ч. 3 и ч. 4 ст. 190; ч. 4 ст. 192; ч. 5 ст. 241; ч. 5 ст. 259; ч. 1 и ч. 3 ст. 276; ч. 1 и ч. 5 ст. 281 УПК РФ).

При этом возникает, по крайней мере, два вопроса: первый по поводу тех следственных действий, при проведении которых законодатель допускает использование киносъемки, в частности, почему в их числе освидетельствование, допрос, а не осмотр, очная ставка или предъявление для опознания; второй, зачем необходимо перечислять технические средства в статьях, посвященных отдельным следственным действиям, если это уже сделано в ст. 166 УПК РФ применительно ко всем следственным действиям. Полагаем, там же и следовало бы изложить все требования, предъявляемые к применению технических средств.

Считаем, что предписания о киносъемке в статьях УПК РФ следует убрать. Конечно же, они не влияют на процесс расследования преступлений, но явно дискредитируют закон и не делают чести законодателю. В этой связи следовало бы уточнить редакцию указанных статей УПК РФ, исключив из них упоминания о киносъемке и киноленте. В нормах УПК РФ содержатся указания на основные виды технических средств, применяемых при производстве следственных и иных процессуальных действий. В соответствии со ст. 176 УПК РФ — это технические средства фиксации хода и результатов производства следственных действий. Некоторые виды технических средств фиксации следов преступления и вещественных доказательств перечислены в ч. 2 ст. 166 УПК путем указания на целевую направленность их применения. Это технические средства стенографирования, фотографирования, киносъемки, аудио-и видеозаписи. Подобные же указания на средства фотографирования, киносъемки, аудио-и видеозаписи содержатся в ст. 82, 179, 189, 190 УП РФ, на средства записи телефонных и иных переговоров и средства для прослушивания фонограмм — в ст. 186 УПК РФ.

Ст. 185 УПК РФ предусматривает возможность снятия копий с задержанных почтово-телеграфных отправлений при их осмотре и выемке, то есть возможность применения технических средств копирования, которые также относятся к средствам фиксации. В нормах УПК РФ содержатся также указания на виды носителей информации, на которые фиксируются результаты применения технических средств. Согласно ч. 8 ст. 166 УПК РФ к ним относятся фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы допроса, кассеты видеозаписи, носители компьютерной информации, чертежи, планы, схемы, слепки и оттиски следов, выполненные при производстве следственного действия. Данный перечень носителей информации также не является исчерпывающим. Таковыми могут быть также цифровые носители информации, используемые в цифровой аппаратуре и компьютерной технике. Однако применение технических средств при производстве следственного действия не является, за некоторым исключением, императивным требованием закона. Фотографирование, видео и аудиозапись, киносъемка, осуществляемые с помощью технических средств, являются, как это вытекает из анализа ч. 6 ст. 164 УПК РФ, факультативными способами фиксации хода и результатов следственного действия, поскольку их проведение закреплено в законе в альтернативной форме.

Из этого правила имеются лишь некоторые исключения. Обязательному фотографированию подлежат неопознанные трупы (ч. 2 ст. 78 УПК РФ). В обязательном порядке фотографируются или снимаются на видеоили кинопленку вещественные доказательства в виде предметов, которые в силу громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле (ст. 82 УПК РФ). Технические средства фиксации хода и результатов производства следственного действия применяются в обязательном порядке также в случае его производства без участия понятых, когда такое участие обязательно (ч. 3 ст. 170 УПК РФ).

Прямых требований к техническим средствам фиксации следов преступления и вещественных доказательств при производстве следственных действий уголовно-процессуальный закон не содержит. Но поскольку применение технических средств входит в структуру следственных действий, то и требования к ним идентичны с требованиями, предъявляемыми законом к следственным действиям и их результатам — доказательствам. Данные требования выявляются путем системного анализа правовых норм, регламентирующих основания, условия и порядок производства следственных действий и норм, определяющих свойства доказательств. При производстве следственных действий и, соответственно, при применении технических средств в ходе их производства, должны быть соблюдены требования, вытекающие из установленных законом принципов уголовного процесса, в частности, таких, как: законность при производстве по уголовному делу (ст. 7 УПК РФ), уважение чести и достоинства личности (ст. 9 УПК РФ), неприкосновенность личности (ст. 10 УПК РФ), охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК РФ).

Технические средства, применяемые при производстве следственных действий, должны обеспечить соблюдение указанных принципов. Требования, вытекающие из принципов уголовного процесса, конкретизированы в ст. 164 УПК РФ, регламентирующей общие правила производства следственных действий. Согласно ч. 3 и 4 данной статьи при производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц; производство следственного действия в ночное время не допускается, за исключением случаев, не терпящих отлагательства. Следовательно, технические средства, применяемые при производстве следственных действий, должны отвечать требованиям безопасности и не создавать опасности для жизни и здоровья лиц, участвующих при производстве следственных действий. Требования безопасности к техническим средствам разрабатываются и утверждаются федеральными органами исполнительной власти, осуществляющими контроль за качеством и безопасностью товаров (работ, услуг), и определяются техническими регламентами .

Производство следственных действий и, соответственно, применение технических средств при их производстве, должно обеспечить получение доказательств, обладающих в соответствии со ст. 88 УПК РФ свойствами достоверности и допустимости. Достоверность как свойство доказательства, означает точное его соответствие по содержанию объективной действительности, адекватность заключенной в доказательстве информации ее источнику. Исходя из этого, технические средства фиксации, применяемые при производстве следственных действий, должны обеспечить адекватность фиксируемой информации ее источнику и ее последующую сохранность. Применение технических средств, не отвечающих данному критерию, допускающих возможность искажения информации при ее фиксации и не позволяющих обеспечить ее сохранность в последующем недопустимо. В связи с этим в уголовном судопроизводстве допустимо применение только тех видов технических средств, которые прошли соответствующие испытания и имеют знак и сертификат соответствия. Согласно ст. 2 Федерального закона 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании» , знак соответствия — это обозначение, служащее для информирования приобретателей о соответствии объекта сертификации требованиям системы добровольной сертификации или национальному стандарту; а сертификат соответствия — это документ, удостоверяющий соответствие объекта требованиям технических регламентов, положениям стандартов, сводов правил или условиям договоров. Наиболее часто применяемые при производстве следственных действий в процессе расследования и упоминаемые в нормах УПК РФ виды технических средств — технические средства фиксации и воспроизведения образной и звуковой информации, в частности, бытовая вычислительная и множительная техника, входят в утвержденный Постановление Правительства РФ от 1 декабря 2009 г. № 982 перечень товаров, подлежащих обязательной сертификации . В то же время законом не предъявляются какие-либо требования к техническим решениям, с помощью которых обеспечивается безопасность применяемых при производстве следственных действий технических средств и достоверность фиксируемой с их использованием информации.

Принципы устройства и механизм действия технических средств фиксации, их конструктивные особенности, форма представления в них фиксируемой информации находятся за пределами правового регулирования . В настоящее время в уголовном судопроизводстве все более широкое применение находят технические средства фиксации, в которых информация о фиксируемых объектах получает отражение и хранится в электронно-цифровой форме, в форме электронного документа. Информация в электронной форме, подписанная простой электронной подписью или неквалифицированной электронной подписью, в соответствии со ст. 6 Федерального закона от 6 апреля 2011 г. № 63-ФЗ «Об электронной подписи» , признается электронным документом, равнозначным документу на бумажном носителе, подписанному собственноручной подписью. Кроме того, Федеральным законом от 23 июня 2016 г. № 220-ФЗ, вступающим в силу с 1 января 2017 года, наименование раздела XIX УПК РФ излагается в новой редакции «Использование в уголовном судопроизводстве электронных документов и бланков процессуальных документов», а содержание главы 56, включенной в указанный раздел, также претерпевает изменения в части изложения форм подачи ходатайств, заявлений, жалоб, представлений в суд. Согласно ст. 471.1 УПК РФ такой формой может теперь служить электронный документ, подписанный лицом, направившим такой документ, электронной подписью в соответствии с законодательством Российской Федерации .

Представляется, подобная форма представления, обеспечивающая высокое качество фиксации информации, ее достоверность, а также компактность, надежность, быстродействие и удобство в применении технических средств, уже в ближайшее время позволит усовершенствовать процедуру документооборота в уголовно-процессуальной деятельности, упростить процессуальный порядок отображения процесса расследования лицами, ведущими производство по уголовному делу.


1.2. Критерии и пределы допустимости использования научно-технических средств


Роль и значение техники как одного из специальных средств выявления, раскрытия и расследования преступлений неизменно возрастают в современных условиях. По мере развития науки и техники расширяется диапазон применения технических средств, увеличивается набор тактических приемов их использования. Расширяя своими возможностями границы чувственного восприятия, современные технические средства резко увеличивают результативность оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий по обнаружению материальных следов преступлений, создают качественно новые перспективы по выявлению, фиксации и использованию доказательственной, ориентирующей и другой фактической информации, а следовательно, открывают новые возможности изобличения преступников. Выявить, раскрыть или предупредить преступление можно лишь в том случае, когда имеются конкретные и достоверные данные о совершенных или подготавливаемых противоправных деяниях, о следах таких деяний. Наиболее распространенным способом получения оперативной информации является применение специальных технических средств (далее – СТС).

Специальные технические средства находят все более широкое применение в работе различных служб и подразделений правоохранительных органов для получения оперативной информации. С каждым годом СТС становится все больше, растут их возможности, при этом уменьшается их стоимость. В то же время технические средства фиксации информации становятся более доступны не только субъектам оперативно-разыскной деятельности, но и иным лицам, которые могут использовать технические средства в криминальных целях. В этой связи государством предприняты попытки ограничить нелегальный оборот СТС, предназначенных для негласного получения информации. Законодатель установил, что подлежат обязательному лицензированию разработка, производство, реализация и приобретение в целях продажи СТС, предназначенных для негласного получения информации, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность .

Лицензирование указанной деятельности возложено на Федеральную службу безопасности РФ и территориальные органы безопасности. Боле того, обеспечивая защиту прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, на неприкосновенность жилища, федеральный законодатель установил соответствующие меры юридической ответственности, в том числе и уголовно-правовые санкции (ст. 138 УК РФ). Так, частью 2 ст. 138 УК РФ предусматривается ответственность за нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан, совершенное лицом с использованием своего служебного положения или специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, а ст. 138.1 УК РФ – за незаконные производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации .

Вместе с тем ни в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности», ни в самой ст. 138.1 УК РФ или примечании к ней, ни в одном другом нормативном правовом акте не дается определения специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации и (или) четких критериев отнесения того или иного технического устройства к данной категории. Указанное обстоятельство порождает определенные трудности в правоприменительной практике и даже стало поводом для обращения нескольких граждан в Конституционный Суд РФ. В своем решении Конституционный Суд РФ указал, что к техническим средствам для негласного получения информации, свободный оборот которых запрещен и производство, сбыт или приобретение которых без специального, установленного в законном порядке разрешения являются незаконными, относятся только специальные технические средства, предназначенные (разработанные, приспособленные, запрограммированные) именно для целей негласного (т. е. тайного, неочевидного, скрытного) получения информации, тайна и неприкосновенность которой гарантированы ст. 23, 24 (часть 1) и 25 Конституции Российской Федерации, а также законодательством Российской Федерации. Такое решение, фактически продублировавшее положения Постановления Правительства РФ от 10 марта 2000 г. № 214, не разрешило ситуацию неопределенности критериев отнесения технических средств к категории специальных.

С учетом правовой неопределенности понятия специальных технических средств в настоящей статье под таковыми понимаются предметы, устройства и программное обеспечение, используемые негласно субъектами оперативно-розыскной деятельности, а также лицами, им содействующими, в целях выявления, раскрытия и расследования преступлений. Вместе с тем стоит отметить увеличение количества лиц, привлекаемых к уголовной ответственности по ст. 138.1 УК РФ. К сожалению, в подавляющем большинстве это не представители каких-то криминальных группировок, а вполне законопослушные граждане, поддавшиеся искушению приобрести в интернет-магазине «недорогую игрушку».

Документирование указанных преступлений требует немалых затрат времени, сил и средств, немногочисленные подразделения «К» органов внутренних дел, могли бы быть направлены на выявление и раскрытие более тяжких преступлений в сфере инфокоммуникационных технологий. Рассматривая вопросы использования специальных технических средств в оперативно-розыскной и процессуальной деятельности, на наш взгляд, можно выделить две сферы их применения: традиционные преступления, совершаемые преимущественно только в «реальном» мире, и преступления в «виртуальной реальности». Следует оговориться, что деление это достаточно условно, так как «виртуальные» преступления, оставляя материальные следы, наносят вполне реальный ущерб. Тогда как традиционные преступления могут оставить так называемые «цифровые» следы. Круг объектов и событий, которые в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий можно зафиксировать с применением СТС, весьма обширен. Это могут быть: встречи, общение соучастников, моменты изготовления орудий преступления, передача их другим лицам или укрытие для хранения, моменты проникновения преступников в места хранения товарно-материальных ценностей и их похищение, погрузка ценностей, оружия, наркотиков, их транспортировка, разгрузка и транспортировка в места сбыта, сбыт и т. п.

С помощью различных средств фиксации можно документировать действия взяточников, коррупционеров, получающих деньги или ценности, и многое другое. Большое значение СТС приобретают в целях нейтрализации попыток дезорганизации нормальной деятельности учреждений уголовно-исполнительной системы: совершение групповых акций неповиновения, попытки захвата заложников, консолидация «авторитетов» уголовно-преступной среды в целях установления «двойного» управления исправительными учреждениями .

В последние годы широкое распространение стали приобретать мошенничества , сбыт наркотических средств  с использованием инфокоммуникационных технологий. Анализ тех немногочисленных расследованных уголовных дел по таким видам преступлений указывает на участие в них в том числе лиц, отбывающих наказание в исправительных учреждениях. Одновременно с интенсивным развитием информационных и телекоммуникационных технологий осуществляется и трансформация современного криминального мира, происходит естественное перемещение огромного количества информации криминального характера представляющего интерес для правоохранительных органов, в информационное пространство глобальных компьютерных сетей. Подход со стороны подавляющего большинства правоохранителей к глобальным компьютерным сетям и происходящим в них процессам строится во многом по аналогии с привычным материальным миром, без учета их особенностей. Подобный подход наблюдается и со стороны законодателя, пытающегося ограничить распространение «вредной» информации и доступа к ней путем блокировки сайтов.

По нашему мнению, такой способ, кажущийся наиболее простым, является малоэффективным с точки зрения борьбы с преступностью, так как ликвидируя, а вернее пряча явление, никоим образом не искореняется его причина. Блокировка доступа пользователей к определенному сайту не означает прекращение его функционирования. Он продолжает благополучно существовать, а лица, которые разместили на нем соответствующую информацию, нарушив тем самым уголовный закон, не претерпевают значительных неудобств и тем более не привлекаются к ответственности. Более того, блокировка провайдером доступа к сайту толкает пользователей к поиску обхода установленных ограничений, самым распространенным из которых является использование так называемых анонимайзеров. В этой связи также стоит отметить, что в глобальной сети существует огромное количество страниц, недоступных для наиболее распространенных поисковых систем, таких как Google, Yandex, Rambler и т. д. При этом доступ пользователя к таким ресурсам в принципе возможен (хотя иногда «слегка прикрыт» паролями), для этого необходимо знать точный адрес. Эти ресурсы получили название невидимого (invisible) web.

По различным оценкам к «невидимому» пространству принадлежит порядка 20–30 % сетевых ресурсов . Во многих современных публикациях на тему противодействия сетевой преступности отмечается ее высокая латентность, которая объясняется авторами трудностью квалификации деяния, индивидуальными особенностями преступника и жертвы и т. д. Отчасти с этим можно согласиться, но как отметил А. Л. Осипенко, вопросы противодействия преступности в глобальных сетях в основном сводятся к перечислению технических возможностей, используемых преступниками, и рекомендациям по их выявлению. Нельзя не согласиться с тем, что противодействие «сетевой преступности» должно основываться в первую очередь на изучении сети как феномена, образующего особый вид социального пространства, возникающего на основе специфических форм социального взаимодействия, как специфическая среда социальных отношений .

По нашему мнению, противодействие современной преступности должно учитывать фактор взаимного переплетения традиционных способов совершения преступлений с теми новыми возможностями, которые предоставляет развитие техники и технологий. Такие возможности должны использоваться не только преступниками для совершения противоправных деяний, но и сотрудниками правоохранительных органов в процессе выявления, раскрытия и расследования совершенных преступлений.

В качестве положительного примера использования современных информационных технологий в рассматриваемой сфере стоит привести применение систем контент-анализа текстов, размещаемых в Интернете, на предмет выявления информации экстремистского или террористического характера . При этом следует помнить, что информация, полученная в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, даже с использованием «беспристрастных и объективных» технических средств, еще не является доказательством в уголовном судопроизводстве. Как известно, результаты оперативно-розыскной деятельности, полученные в том числе посредством специальных технических средств, могут использоваться в уголовном судопроизводстве в качестве поводов и оснований для возбуждения уголовного дела; в доказывании по уголовным делам; для подготовки и обеспечения процессуальных действий .

В рассматриваемых случаях результаты ОРД в силу положений ст. 89 УПК РФ должны отвечать требованиям, предъявляемым к доказательствам, то есть обладать свойствами относимости, допустимости, достоверности и достаточности для разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 88 УПК РФ). К сожалению, правоприменители не всегда об этом помнят. Так, в ходе расследования уголовного дела по обвинению работника уголовной инспекции одного из районов в получении взятки следователь приобщил в качестве вещественного доказательства диск с видеозаписью момента передачи денежных средств взяточнику. Однако в материалах дела отсутствовала информация, каким образом и кем была получена данная видеозапись.

Вместо этого имелась справка за подписью сотрудника оперативно-розыскного органа о том, что характеристики технического средства, с помощью которого проводилась видеозапись, а также тактика ее проведения являются государственной тайной и к материалам уголовного дела приобщены быть не могут. По нашему мнению, такие действия следователя являются нарушением закона, а указанная видеозапись должна быть исключена из доказывания как недопустимое доказательство. Тем более что действующие нормативные правовые акты допускают возможность засекречивания всех или части материалов уголовного дела, когда это касается сведений, составляющих государственную тайну, а их раскрытие может нанести ущерб интересам государства .

Следует констатировать, что это не единственное нарушение, допускаемое при представлении результатов оперативно-розыскной деятельности для использования в процессе доказывания . В этой связи считаем необходимым остановиться на проблеме санкционирования оперативно-розыскных мероприятий, которая непосредственно связана с использованием специальных технических средств. В качестве существенных условий проведения оперативно-розыскных мероприятий, затрагивающих конституционные права и свободы человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, следует отметить наличие соответствующего судебного решения. Так, ряд мероприятий, связанных с негласным контролем лиц, предусматривают проникновение в жилище с целью внедрения специальных технических средств. В этом случае необходимость получения судебного решения не вызывает сомнений.

Однако технические возможности современной аппаратуры, предназначенной для негласного съема аудиальной (визуальной) информации, позволяют получить ее без установки каких-либо элементов технических средств внутри помещения (лазерные системы , стетоскопные вибродатчики и т. п. ). В данном варианте осуществление мероприятия не предполагает непосредственного вхождения исполнителя в жилище и, следовательно, с формальной точки зрения не затрагивает конституционные права граждан на неприкосновенность жилища. Однако получение судебного решения и в этом случае, на наш взгляд, является наиболее предпочтительным, в том числе с учетом правоприменительной практики Европейского суда по правам человека (далее – ЕСПЧ).

Не забудьте оформить заявку на наиболее популярные виды работ: