Поиск по каталогу

Библиотека онлайн

H000468 Дипломная работа История возникновения и развитие понятия «защитник» в российском законодательстве

3400 руб. 1890 руб.

В корзину

Содержание


Введение 3

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ «ЗАЩИТЫ» В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ 4

1.1. История возникновения и развитие понятия «защитник» в российском законодательстве. 4

1.2. Правовая защита как вид деятельности. 4

ГЛАВА 2. ПУБЛИЧНОЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ ЗАЩИТНИКА В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ 4

2.1. Познавательный характер российского уголовного процесса, его влияние на определение роли защитника. 4

2.2. Роль защитника   в соответствии с положениями УПК РФ. 4

2.3. Защитник-процессуальный представитель подозреваемого и обвиняемого. 4

Заключение 4

Список использованной литературы 4



















Введение

Актуальность научного исследования обусловлена нечётким закреплением в УПК РФ формы современного российского уголовного судопроизводства и, как следствие, возможностью неправильного толкования лицами, выступающими защитниками по уголовным делам, норм закона с вытекающими негативными последствиями для правосудия. Новизна исследования заключается в том, что в настоящей работе впервые был исследован вопрос о роли защитника в современном российском уголовном процессе с учётом его публичного начала. Работа является логическим продолжением диссертации на соискание учёной степени доктора юридических наук А.С. Барабаша «Публичное начало российского уголовного процесса» и отражает научно и нормативно обоснованные требования к функционированию современной российской адвокатуры в области уголовного процесса. Результаты проведённого исследования могут быть использованы научными работниками при проведении исследований иных аспектов деятельности защитника в современном российском уголовном процессе, а также исследований в области уголовно-процессуального доказывания, правовой защиты и представительства на общеправовом и уголовно-процессуальном уровнях; практическими работниками, занятыми в сфере российского уголовного судопроизводства, в целях системного и доктринального толкования норм УПК РФ в области уголовно-процессуальной защиты при возникновении трудностей в правоприменении; преподавателями уголовно- процессуальных дисциплин в различных учебных заведениях при разъяснении студентам вопросов уголовно-процессуальной защиты и иных аспектов правовой защиты и уголовного судопроизводства, рассмотренных нами. Помимо вышесказанного, дипломная работа содержит обоснованные рекомендации по внесению изменений в редакцию некоторых статей УПК РФ, касающихся деятельности защитника, которые могут быть приняты законодателем во внимание.

Объектом исследования данной выпускной квалификационной работы выступают учредительные документы, необходимые в процессе возникновения и прекращения юридического лица.

Предметом нашего рассмотрения являются нормы, регулирующие учредительные документы, а также отношения возникновения и прекращения юридического лица.

Целью дипломной работы является определение роли защитника в современном российском уголовном судопроизводстве в соответствии с нормами УПК РФ и иных нормативно-правовых актов, регулирующих его уголовно-процессуальную деятельность.

 Задачи дипломной работы:

1) изучить историю возникновения понятия «защитника» в российском законодательстве;

1) раскрытие понятия правовой защиты на общеюридическом уровне;

2) определение формы современного российского уголовного процесса; определение роли защитника в уголовном процессе в соответствии с действующим законодательством;

3) определение соотношения понятий «уголовно-процессуальная защита» и «уголовно-процессуальная деятельность защитника»;

4) сравнение уголовно-процессуальной деятельности защитника с представительством подозреваемого и обвиняемого.

При написании выпускной квалификационной работы применялись следующие методы исследования: общенаучный диалектический и ряд частных методов (формально-логический, анализа и синтеза, системный, и иные).

В процессе написания работы были использованы теоретические исследования защиты в уголовном процессе. Основой для выводов послужили труды таких авторов, как: В.М. Ведяхин, Т.Б. Шубина, К.Б. Толкачёв, А.Г. Хабибулин, А.С. Мордовец и других.

Нормативной основой исследования явились законы Российской Федерации и подзаконные нормативные акты, УПК РФ. Структура работы отвечает поставленным задачам и состоит из введения, основной части (двух глав), заключения, списка использованных источников.



























ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ «ЗАЩИТЫ» В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

1.1. История возникновения и развитие понятия «защитник» в российском законодательстве.

Становление и развитие института защиты можно отнести ко II половине XIX века, когда в 1864 году судебная система России узнала профессиональных адвокатов- защитников, объединенных в специализированные коллегии. Тем самым, получив законодательное закрепление в судебных уставах России, сторона «защиты» превратилась в действенный инструмент защиты законных прав и свобод граждан.

В дореформенное же время на протяжении нескольких веков роль адвокатов выполняли частные лица - стряпчие или ходатаи по делам. Их функции не были законодательно регламентированы, каких-либо требований к ним (в виде наличия специального образования и иных) не предъявлялось. Как правило, их обязанности ограничивались составлением некоторых документов (бумаг), их подачей и т. д. И даже создание в 1832 г. института присяжных стряпчих в силу сословного характера их деятельности не могло гарантировать новым социальным слоям России защиту их интересов в суде и других учреждениях.

По судебным уставам 1864 г. адвокаты разделялись на две категории - присяжные поверенные и частные поверенные. Присяжные поверенные объединялись в особую корпорацию - сословие присяжных поверенных. Для таких корпораций было характерно внутреннее самоуправление в виде выборных органов (советов присяжных поверенных) и надзор за их деятельностью со стороны судебных органов. В задачи адвокатуры помимо защиты по уголовным делам входило представительство сторон в гражданском процессе и оказание юридической помощи населению, включая бесплатные консультации для бедных.

Присяжными поверенными могли быть лица, достигшие 25-летнего возраста, имеющие высшее юридическое образование и пять лет судебной практики в качестве чиновника судебного ведомства или помощника присяжного поверенного. В некоторых советах присяжных поверенных (например, Петербургском) для кандидатов устраивались экзамены с целью проверки их практической подготовленности.

Определенное распространение в это время получил институт помощников присяжных поверенных. К ним относились лица, получившие юридическое образование, но нигде не служившие.

В качестве органов самоуправления корпорации присяжных поверенных действовали (но далеко не во всех губерниях) советы присяжных поверенных. Они состояли из председателей, товарищей председателя и членов совета, чьи должности были выборными. Выборы в совет проводились отдельно на каждую должность простым большинством голосов. Совет переизбирался ежегодно на общем собрании присяжных поверенных после отчета предыдущего состава.

Совет осуществлял свою деятельность по различным направлениям. Он принимал и увольнял присяжных поверенных, осуществлял дисциплинарную практику, распределял «бесплатные» дела среди присяжных поверенных, урегулировал различные споры между ними и т. д. Свои решения он принимал большинством голосов. Деятельность совета контролировалась судебной палатой.

6 июня 1874 г. был издан закон, учредивший наряду с присяжной адвокатурой институт частных поверенных. Основанием утверждения в должности частного поверенного и получения права на участие в производстве гражданских дел у мировых судей и в общих судебных установлениях было получение особого свидетельства, выдававшегося теми судами, в округе которых частный поверенный осуществлял ходатайство по делам.

В подобном виде институт присяжной и частной адвокатуры просуществовал до ноября 1917 г.

Декретом о суде № 2 предусматривалась организация коллегий правозаступников при Советах рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов. Чтобы стать членом такой коллегии, требовалась рекомендация местного Совета. Правозаступничество осуществлялось в форме общественного обвинения и общественной защиты. Коллегии были едиными для общественных обвинителей и общественных защитников. Кроме указанных обвинителей и защитников в судебных прениях могли принимать участие один обвинитель и один защитник из присутствующих на судебном заседании лиц.

Совершенствование судопроизводства изменило и деятельность правозаступников. Постепенно более четко разделяются функции обвинения и защиты, намечается урегулирование вопроса о заработной плате членов коллегии правозаступников, сужается, а затем и ликвидируется допущение бесконтрольной защиты в судах.

Положение о народном суде от 30 ноября 1918 г. устанавливало, что для со- действия суду в деле наиболее полного выяснения всех обстоятельств, касающихся интересов обвиняемого или сторон, участвующих в гражданском процессе, при уездных и губернских исполкомах Советов должны учреждаться коллегии защитников, обвинителей и представителей сторон в гражданском процессе. Члены коллегии считались должностными лицами, им устанавливалась заработная плата в размере оклада, выплачиваемого народным судьям.

Несмотря на ряд мер по улучшению организации коллегий правозаступников, деятельность последних не отвечала тем требованиям, которые государство к ним предъявляло. Поэтому Положение о народном суде от 21 октября 1920 г. упразднило коллегии правозаступников и установило новую форму судебной защиты. Осуществление защиты рассматривалось как общественная повинность всех граждан, способных выполнять эту обязанность. Граждане, могущие выполнять обязанности защитника, включались в списки, составляемые в соответствии с Инструкцией об организации обвинения и защиты на суде от 23 ноября 1920 г. Лица, привлекаемые в качестве защитников, освобождались от основной работы на требуемый срок; за ними сохранялась заработная плата на время участия в процессе или выплачивались суточные из государственных средств в размере минимума заработной платы. При недостатке защитников из числа указанных лиц суды привлекали в качестве таковых консультантов отделов юстиции. Такая форма организации защиты просуществовала до судебно-правовой реформы 1922 - 1924 гг.

Положение об адвокатуре, утвержденное 26 мая 1922 г., определяло адвокатуру как самоуправляющуюся организацию, призванную оказывать юридическую помощь населению. При губернских отделах юстиции образовывались коллегии защитников по уголовным и гражданским делам. Члены коллегии защитников первого созыва подбирались губернскими отделами юстиции с последующим утверждением их губернскими исполнительными комитетами. В дальнейшем право приема новых членов предоставлялось президиуму коллегии защитников. Президиум губисполкома имел право отвода принятых новых членов коллегии. Члены коллегии защитников не имели права занимать должности в государственных учреждениях и предприятиях, за исключением лиц, занимающих государственные должности по выборам, профессоров и преподавателей юридических наук.

Кроме членов коллегии защитников, правом осуществлять защиту на суде обладали близкие родственники обвиняемого и потерпевшего, представители предприятий, учреждений и ВЦСПС.

После принятия Конституции СССР в 1936 г. было разработано новое Положение об адвокатуре, утвержденное СНК СССР 16 августа 1939 г. В соответствии с этим Положением коллегии адвокатов создавались в пределах края, области, автономной и союзной республики. Лишь в тех республиках, где не было краевого (областного) деления, они организовывались в пределах союзной республики.

Членами коллегии адвокатов могли быть лица, имеющие высшее юридическое образование; окончившие юридические школы при наличии стажа практической работы в судебных, прокурорских и иных органах юстиции не менее одного года; не имеющие юридического образования, но проработавшие не менее трех лет в тех же должностях. Лица, окончившие юридические школы, но не имеющие стажа практической работы в судебных, прокурорских и иных органах юстиции, принимались в коллегии адвокатов в качестве стажеров. Органами управления коллегии являлись: общее собрание адвокатов, президиум областной, краевой и республиканской коллегии адвокатов и ревизионная комиссия. Всю работу адвокаты вели в юридических консультациях. Общее руководство коллегиями адвокатов возлагалось на союзно-республиканский Наркомат юстиции СССР и его местные органы, которые были наделены весьма широкими полномочиями, позволявшими им беспрепятственно вмешиваться в дела коллегий и командовать ими.

Общепризнано, что эффективность деятельности адвокатов, особенно по уголовным делам, в 30-40 гг. была снижена по ряду причин. К ним следует отнести негативное отношение к участию адвокатов в уголовном судопроизводстве судебных работников, руководителей наркомата юстиции и других правоохранительных органов. Огромную негативную роль сыграли постановления ЦИК СССР от 1 декабря 1934 г. и от 14 сентября 1937 г., установившие особый порядок судопроизводства по делам о террористических организациях и террористических актах, контрреволюционном вредительстве и диверсиях. Рассмотрение этих дел в суде велось упрощенно, в частности - без участия обвинения и защиты.

Основы законодательства о судоустройстве 1958 г. установили, что коллегии адвокатов действуют в целях осуществления защиты на суде, а также оказания иной юридической помощи гражданам, предприятиям, учреждениям и организациям. Коллегии адвокатов являются добровольными объединениями лиц, занимающихся адвокатской деятельностью, и действуют на основании Положения, утвержденного Верховным Советом союзной республики.

Во исполнение указанного акта все союзные республики приняли свои положения об адвокатуре. В РСФСР такое Положение было утверждено Верховным Советом РСФСР 25 июня 1962г. В 1977 г. впервые в истории советской адвокатуры ее правовое положение было закреплено в Конституции СССР (ст. 161).

В 1979 г. был принят Закон «Об адвокатуре в СССР». Этим Законом регулировались вопросы организации и деятельности адвокатуры в общесоюзном масштабе. В пределах каждой союзной республики действовало свое положение об адвокатуре (в РСФСР Положение утверждено 20 ноября 1980 г.) .

Дальнейшее реформирование законодательства об адвокатуре нашло свое отражение в Федеральном законе № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», вступившем в действие 1 июля 2002 г. Несмотря на ряд достаточно спорных с точки зрения практикующих юристов положений этого нормативно-правового акта, в целом он существенно расширил правовой статус адвоката и его возможности по защите лиц в уголовном процессе .

В 2003 г. был принят Кодекс профессиональной этики адвоката, носящий скорее рекомендательный характер для практикующих юристов.

На основе вышеизложенного, можно сделать вывод, что функция защиты является гарантией надлежащего выполнения задач уголовного судопроизводства. Осуществляя ее, адвокат как профессиональный защитник действует не только в интересах обвиняемого, но и во благо всего общества, заинтересованного в том, чтобы ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности.

1.2. Правовая защита как вид деятельности.

В человеческом обществе всегда существует риск неправомерного поведения определённых субъектов, нарушения правовых предписаний. В противовес этим нарушениям существует такой вид деятельности, как правовая защита.

Имеются различные подходы к пониманию защиты как вида деятельности. В данной главе перед нами стоит задача раскрыть понятие правовой защиты на общеюридическом уровне. Соответственно, научный интерес для нас представляют подходы к пониманию правовой защиты, выдвинутые представителями теории государства и права; подходы к пониманию правовой защиты представителей отраслевых юридических наук и положения нормативно-правовых актов, в которых также отражена определённая логика относительно сущностных черт правовой защиты, актуальных для всех отраслей права. Для формирования чёткого представления о правовой защите следует рассмотреть все упомянутые источники и выделить тот из них, в котором максимально обоснованно излагается сущность правовой защиты как вида деятельности, а при отсутствии такового сформировать собственное понимание правовой защиты, применимое для всех отраслей права.

Рассмотрим подходы к пониманию правовой защиты в рамках теории государства и права. Существует позиция, согласно которой под защитой права следует понимать комплекс мер, направленный на восстановление нарушенных прав, реакцию на уже совершённое правонарушение. Так, по мнению Н.И. Матузова и Э.П. Гавриловой, защита права - это деятельность, направленная на восстановление нормального состояния после нарушения таких прав и законных интересов .

Существуют авторы, толкующие понятие правовой защиты широко, включая в него и превентивные меры, и реагирование на совершённое нарушение. Так, в одной из юридических энциклопедий приводится следующее определение термина «правовая защита»: это комплексная система мер, применяемых для обеспечения свободной реализации субъективных прав законодательные, экономические, организационно-технические средства и мероприятия, а также самозащита гражданских прав . Такого же понимания

правовой защиты придерживается теоретик В.И. Абрамов  и представители гражданского права М.А. Слюсаренко и Е.Б. Казакова .

Есть авторы, включающие в категорию правовой защиты только реагирование на совершённое правонарушение. Представитель гражданского права А.В. Кадушкин, рассматривающий в рамках своего научного исследования понятие защиты на общеправовом уровне, под правовой защитой понимает деятельность, направленную на устранение нарушения права и на реализацию права, причём под устранением нарушения права понимается именно ликвидация последствий совершённого правонарушения, а не предотвращение реальной угрозы правонарушения, и это применимо как к материальным, так и процессуальным правам .

Существуют специфичные позиции представителей теории государства и права, которые нельзя отнести ни к одной из упомянутых выше групп.

В.П. Волжанин под защитой права подразумевает реализацию субъективного права независимо от воли обязанного лица в установленном законом порядке, то есть в данном случае под защитой понимается вся правоохранительная деятельность .

По мнению А.С. Мордовца, правовая защита - это совокупность мер, которые применяются тогда, когда осуществление прав и свобод затруднительно, то есть право не нарушено, однако имеет место совершаемое, неоконченное посягательство на него. Если права и свободы нарушены, то их нужно не защищать, а восстанавливать . Такого же мнения придерживаются представители науки конституционного права К.Б. Толкачёв и А.Г. Хабибулин .

В.М. Ведяхин и Т.Б. Шубина говорят не о самой деятельности по правовой защите, а о содержании права лица на защиту, и указывают, что такое право включает в себя право на защиту прав в компетентных органах публичной власти, право требовать применения мер юридической ответственности и мер безопасности . Иными словами, содержанием права на защиту является право требования необходимых мер, направленных как на предотвращение нарушения права (меры безопасности), так и на восстановление нарушенного права (меры защиты в компетентных органах, меры юридической ответственности).

Представитель конституционного права В.Н. Бутылин обозначает защиту как принудительный способ осуществления права, применяемый в отношении обязанного лица в установленном законом порядке компетентными органами в целях восстановления нарушенного права или предотвращения нарушения права при осуществлении попытки совершить таковое. По его мнению, в ходе защиты нарушение права ликвидируется, а право восстанавливается. Основным условием отнесения тех или иных мер к защите является наличие нарушения права или попытка его нарушить .

Продолжая исследовать подходы теоретиков и практиков к пониманию сущности правовой защиты, следует обратиться к нормативной регламентации института правовой защиты и пониманию таковой субъектами правотворчества.

Институт защиты прав и свобод человека и гражданина закреплён в ст. 45 Конституции РФ. В соответствии с данной статьёй, государство гарантирует человеку и гражданину защиту его прав и свобод, помимо этого, разрешена самозащита таковых. Ст. 46 Конституции РФ закрепляет институт судебной и международно-правовой защиты прав и свобод человека. Что же касается легального определения термина «защита права», таковое в Конституции РФ не содержится, не содержится оно и в интерпретационных актах Конституционного суда РФ.

Соответственно, для раскрытия содержания понятия правовой защиты необходимо отталкиваться от понимания правовой защиты как вида деятельности на общеправовом уровне в рассмотренных выше теоретических разработках представителей различных областей юриспруденции. Представленные позиции различны, причём различие состоит не в элементах содержания понятия правовой защиты, определяемых спецификой исследуемой отрасли права, а в сущностных чертах правовой защиты. Мы полагаем, что необходимо единообразное понимание правовой защиты во всех отраслях юриспруденции - как учёными, так и теми, кто разрабатывает нормативно- правовые акты. И такое понимание должно быть представлено на уровне теории государства и права, так как предназначение данной науки - это закрепление чёткого понятийного аппарата, актуального для всех сфер юриспруденции, на высоком уровне обобщения, который в дальнейшем будет проецироваться в различные сферы юриспруденции. Понятие правовой защиты входит в категорию таких общих понятий, поскольку защита как вид юридической деятельности существует практически во всех отраслях права. Содержание защиты, её субъектный состав в зависимости от специфики отрасли права могут быть различными, сущностные же черты её останутся теми же самыми.

На наш взгляд, наиболее чёткое и полное понимание правовой защиты представлено представителем науки конституционного права В.Н. Бутылиным, который утверждает, что защита - это принудительный способ осуществления права, применяемый в отношении обязанного лица в установленном законом порядке компетентными органами в целях восстановления нарушенного права или предотвращения нарушения права при осуществлении попытки совершить таковое. Его подход представляет собой комбинацию позиций представителей теории государства и права, которые относят защиту к реагированию на совершённое правонарушение (Матузов Н.И., Гаврилова Э.П., Тархов В.А., Стремоухов А.В., Лапчинский М.В., Авдеев Д.А., Гончарова С.Г. Патюлин В.А., Малеин Н.С. и другие), и тех, кто говорит о правовой защите как о совокупности мер, применяемых в том случае, когда право не нарушено, однако имеет место совершаемое, неоконченное посягательство на него (представитель теории государства и права Мордовец А.С., представители конституционного права Толкачёв К.Б. и Хабибулин А.Г.). Несмотря на то что Бутылин В.Н. в своей работе рассматривает правовую защиту исключительно в контексте взаимоотношений человека и государства, урегулированных конституционным правам, им максимально чётко и широко отражены сущностные черты правовой защиты, актуальные для всех отраслей права. Защита представлена им как деятельность, осуществляемая исключительно при нарушении права – совершаемого или совершённого. Итак, защиту, по мнению указанного автора, можно разделить на две группы: осуществляемую при совершаемом правонарушении и при совершённом правонарушении. В случае же реализации правоотношения в установленных рамках, когда отсутствует реальное посягательство, а имеется лишь его риск в той или иной степени, как верно утверждает В.М. Шафиров, имеет место охрана, а не защита . В иных теоретических подходах, а также в проанализированных нормативно- правовых актах данная логика не отражена.

Несмотря на наиболее удачное толкование понятия правовой защиты Бутылиным В.Н., его позиция также заслуживает критики и уточнений.

Во-первых, объектами защиты не всегда выступают права человека. Как верно отмечают Ведяхин В.М. и Шубина Т.Б., объектами защиты выступают также свободы и законные интересы . Право - это нормативно закреплённая субъективная мера возможного поведения, которой обязательно корреспондирует позитивная обязанность противостоящих субъектов по обеспечению реализации первым субъектом такой меры . Свобода - субъективная мера возможного поведения, которая не имеет четкого механизма реализации и которой соответствует обязанность воздерживаться от совершения каких-либо нарушающих данную свободу действий .

Законный интерес - это субъективная мера возможного поведения, заключающаяся в возможности субъекта требовать от противостоящего субъекта конкретных действий в целях обеспечения реализации его права. Например, существует конституционное право на свободу передвижения и истекающий из данного права законный интерес, выражающийся в требовании признать действие (бездействие) должностного лица (например, отказ в регистрации по избранному месту жительства) незаконным . И право, и свобода, и законный интерес в реальной жизни являются элементами правоотношений, именно в рамках правоотношений им корреспондируют определённые позитивные или негативные обязанности со стороны противостоящих субъектов. Правоотношения складываются по поводу определённых благ, которые называют предметами правоотношений, и любая субъективная мера возможного поведения, будь то право, свобода или законный интерес, предполагает возможность поступать с предметом правоотношения определённым правомерным образом . Совершённое правонарушение влечёт за собой невозможность управомоченного субъекта реализовывать своё право, свободу или законный интерес, совершаемое правонарушение несёт за собой риск указанных последствий. Таким образом, правоотношение не может реализовываться в рамках, установленных законом или иным правовым актом, или же такая реализация затруднена . Во исполнение нормативных предписаний необходима защита прав, свобод и законных интересов, обеспечение их надлежащей реализации тем субъектом, которому они принадлежат.

Во-вторых, не представляется уместной такая формулировка Бутылина В.Н., как направленность защиты на восстановление нарушенного права. О восстановлении любого объекта - как абстрактного, так и эмпирического, можно говорить лишь тогда, когда он был разрушен. В случае нарушения права, равно как и свободы, и законного интереса, независимо от того, оконченное это нарушение или осуществляемое в данный момент, и от того, какой отраслью права они предусмотрены, право, свобода и интерес при сохранении предмета правоотношения не утрачиваются и не изменяются, а сохраняются в том же виде. Сама по себе формулировка «нарушение права, свободы, законного интереса» предполагает не видоизменение, не исчезновение таковых, а их несоблюдение другим субъектом, невыполнение последним корреспондирующей позитивной или негативной обязанности. И в таком случае имеет место лишь затруднение реализации права, свободы или интереса в связи с неправомерным поведением нарушителя. А значит, защита направлена именно на обеспечение такой реализации, восстанавливается же не право, не свобода, не законный интерес, а положение, существовавшее до правонарушения.

Из такого понимания правовой защиты следует, что она не всегда возможна. Невозможно воскресить человека в случае убийства или иного причинения смерти; невозможно вернуть вещь, похищенную у собственника и впоследствии уничтоженную. Существует множество таких примеров. И в таких случаях меры, принимаемые в связи с нарушением права, будь то меры частно-правового или публично-правового характера, хотя и имеют определённый положительный результат для потерпевшего, под категорию защиты подпадать не будут, поскольку защита, как выяснилось, направлена на обеспечение дальнейшей беспрепятственной реализации нарушенного права, свободы или законного интереса. Права, свободы и законные интересы, как уже было сказано, не существуют абстрактно, а устанавливаются по отношению к определённому благу, ценности, которая является предметом правоотношения. В вышеперечисленных случаях предметы правоотношения утеряны, соответственно, утеряно и право на жизнь, и право собственности на вещь. А значит, защищать нечего. В таких случаях потерпевшие от преступлений приобретают новые права соответственно на компенсацию материального вреда в связи со смертью кормильца, на возмещение стоимости украденной и уничтоженной вещи, на возмещение морального вреда, однако обеспечение данных возникших прав не имеет никакого отношения к защите ранее существовавших прав, которые были нарушены. Таким образом, защита нарушенного права возможна тогда и только тогда, когда предмет правоотношения не утрачен.

Следует определить круг субъектов права, осуществляющих защиту. Бутылин В.Н., являясь представителем науки конституционного права, говорит о том, что защита права - это государственно-принудительная деятельность. С учётом специфики конституционного права, вряд ли корректно критиковать данное утверждение. В других отраслях права субъектный состав лиц, осуществляющих защиту, иной. Например, под мерами защиты в гражданском праве понимаются такие юридические средства правоохранительного характера, которые применяются к нарушителю гражданских прав непосредственно управомоченным лицом как стороной в гражданском правоотношении без обращения за защитой права к компетентным государственным органам или общественным органам . Более того, защитником в уголовном судопроизводстве, о котором пойдёт речь в настоящей работе, в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 49 УПК РФ, может быть адвокат или иное лицо (частное), о допуске которого ходатайствует обвиняемый. В ряде нормативно-правовых актов закреплено такое понятие, как правозащитная организация (например, в п. 7 ст. 9 ФЗ «О полиции»). Под правозащитниками в узком смысле данного слова понимают сотрудников общественных организаций, оказывающих безвозмездную юридическую помощь гражданам, пострадавшим от неправомерных действий представителей публичной власти . Представители Московской Хельсинской группы среди субъектов правовой защиты выделяют международные органы и организации, органы публичной власти, уполномоченного по правам человека, комиссии (советы) по правам человека, общественные организации . На наш взгляд, защита прав, свобод, законных интересов может осуществляться любым управомоченным субъектом, независимо от того, в чьих интересах он действует. Такое понимание вытекает из общетеоретического понимания правовой защиты (ведь сущность защиты не сводится к осуществлению её конкретным субъектом, который осуществляет защиту). Вывод о том, управомочено ли лицо защищать чьи-либо права, свободы и законные интересы или нет, следует делать каждый раз исходя из правового анализа применительно к конкретной фактической ситуации. Осуществление защиты прав, свобод или законных интересов неуправомоченным субъектом будет являться неправомерным действием и не повлечёт за собой тот результат, который данный субъект преследовал. Например, отмена начальником подразделения дознания постановления дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела, если даже такое постановление нарушает право заявителя на доступ к правосудию, не лишает это постановление юридической силы, так как его отмена – это, согласно п. 6 ч. 2 ст. 37 и ч. 6 ст. 148 УПК РФ, полномочие прокурора, начальника подразделения дознания же ст. 40.1 УПК РФ таким полномочием не наделяет). Другой пример - возвращение судом искового заявления в случае его подписания и подачи лицом, не имеющим таких полномочий, в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ. Задача любого законодателя – управомочить субъектов на защиту прав, свобод и законных интересов в том объёме, в котором это будет необходимо для максимального обеспечения правопорядка. Кроме того, защита должна осуществляться в порядке, предписанном или разрешённом (в зависимости от отрасли права) правовыми нормами. В противном случае защита не будет являться правовой, если даже будет направлена на восстановление нарушенных прав, свобод и законных интересов. Поскольку настоящее исследование посвящено защите в рамках уголовного процесса, которая осуществляется в установленных законом рамках, вопросы иной, неправовой защиты для нас интереса не представляют.

Важно отметить, что из того понимания защиты, которое сформировалось у нас с учётом анализа теоретической литературы, следует, что для отнесения деятельности к категории защиты необязательно наличие прямой причинно- следственной связи такой деятельности с достижением желаемого результата. Во-первых, для отнесения деятельности к категории защита права, свободы или законного интереса важна лишь направленность на обеспечение надлежащей реализации нарушенного права. Во-вторых, правовая защита может представлять собой целую цепочку действий, последнее и решающее из которых будет состоять в прямой причинно-следственной связи с желаемым правовым результатом. Так, например, в случае неправомерного завладения одним лицом имуществом другого лица последнее, в соответствии с ч. 1 ст. 3 ГПК РФ, управомочено обратиться в суд в гражданско-правовом порядке. Подача искового заявления в суд и дальнейшее участие истца в судебном разбирательстве в целях донесения своей позиции по делу до суда и обеспечения вынесения решения в его пользу будет являться ничем иным, как правовой защитой, так как данные действия представляют собой реакцию на совершённое правонарушение и совершаются с целью восстановления положения, существовавшего до такого нарушения (возврата вещи). И ст. 37 ГПК РФ, посвящённая гражданской процессуальной дееспособности, содержит формулировку: «защищать в суде свои права, свободы и законные интересы». Вынесение судом решения в пользу истца также будет являться актом защиты его нарушенного права, так как подпадает под все выделенные критерии защиты. То же самое можно сказать и о действиях судебных приставов- исполнителей по исполнению судебного решения, которые будут являться завершающими в данной цепочке по защите прав истца.

Не забудьте оформить заявку на наиболее популярные виды работ: