Поиск по каталогу

Библиотека онлайн

H000899 ВКР H000899 СССР и Польша во второй половине 40-х- в 50-е гг. xx века

3400 руб. 1890 руб.

В корзину

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ.........................................................................................................................3

ГЛАВА 1СОВЕТСКО-ПОЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 44-48 ГГ...........................10

1. 1. Освобождение Польши и становление советско-польских отношений (1944-1946)....................................................................................................................................101.2 Дальнейшие развитие советско-польских отношений (1947-1948)........................30

ГЛАВА 2 ГЛАВА 2 СССР И ПОЛЬША В 1950-Е ГГ. И НАРАСТАНИЕ КРИЗИСНЫХ ЯВЛЕНИЙ.............................................................................................36

2.1 Советско-польские взаимоотношения в первой половине 1950-х гг. и утверждение «советской модели»....................................................................................36

2.2. Кризисный 1956 г. и его последствия для советско-польских отношений...........48

ЗАКЛЮЧЕНИЕ...............................................................................................................72

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.................................................................................................74


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. Россия и Польша - два соседних государства. У нас богатая и непростая история. Были времена мирного сосуществования, но нередко национально-государственные интересы, сформулированные правящей элитой, не совпадали, и наступало противостояние геополитических проектов.

На ХХ век пришлись резкие повороты и грандиозные по масштабам и последствиям события в России и Польше: восстановление польского государства и образование СССР; польская трагедия 1939-го, советская - 1941 года, противостояние фашизму, борьба за влияние в регионе; Победа и соучастие в разделе Германии; по-разному понимаемые в Польше и России итоги войны; формирование и распад социалистической системы; переход к другой общественной и геополитической реальности.

В послевоенные десятилетия зависимость от СССР была главной и постоянной характеристикой польской государственности, которая оформилась в 1944 г., а в 1952 г. получила название Польской Народной Республики. В период между завершением Потсдамской конференции и подписанием Варшавского договора, наряду с некоторыми формами зависимости изменялись и важнейшие мотивы, связывавшие власти Москвы и Варшавы.

1945-1947 гг. можно охарактеризовать как переходный период, в ходе которого Польская рабочая партия (ПРП), благодаря разнообразной помощи московского центра добилась уничтожения оппозиции и установления за двойным фасадом - элементов парламентарной демократии, постепенно переходящих в «народную демократию», - диктатуры одной партии и гегемонии марксизма-ленинизма- сталинизма.

В сфере экономики в начале 1950 х годов доминировали два направления: осуществление приготовлений к войне и тесная связь польской промышленности с советской. Знамена национального своеобразия были низведены до уровня декораций для единой дороги, ведущей к социализму. Последний год рассматриваемого периода характеризуется постепенным разложением польского сталинизма. Он начинается среди прочего с борьбы фракций в руководстве ПОРП (Польская объединенная рабочая партия), которая в свою очередь представляется производной от фрагментации, возникшей в руководстве в Москве в рамках борьбы за власть после Сталина.

Все вышесказанное и определяет актуальность заявленной темы исследования.

Предмет исследования – советско-польские отношения в послевоенное время.

Объект исследования - является процесс формирования советско-польских отношений послевоенного времени вплоть до кризиса 1958 года (построения социализма).

Хронологические рамки исследования ограничиваются 1944-1958 гг., т.е. периодом с урегулирования польского вопроса в Потсдаме лидерами «большой тройки», а затем подписания соответствующих договоров между СССР и объединенным правительством Польши до Польского кризиса 56 года и его урегулирования в 57г.

Однако рассмотрение проблемы советско-польских отношений невозможно без обращения к предшествующим и последующим периодам истории.

Цель данного исследования - рассмотрение процесса установления советско- польских отношений, влияния советской власти на политическое устройство в Польше.

Решались следующие задачи:

- выделить и исследовать этапы развития советско-польских отношений в послевоенный период (1945-1957);

- проанализировать влияние советской власти на политическую основу ПОРП;

- рассмотреть и дать оценку политическим позициям и деятельности польских и советских политиков, органов управления с учетом широкого круга источников;

- показать влияние советской власти во внутренней политики Польши

- обозначить причины нарастания антисоветского настроя в Польше;

Методология исследования. В нашей методологии мы руководствовались в первую очередь принципами объективности и историзма научных исторических исследований, которые определяли наше желание полагаться на конкретные исторические факты, способствовали восстановлению стабильной исторической почвы, изучению исторических событий в их причинно-следственной связи взаимооусловленности. В работе используются общие научные методы:

- диалектический (он позволяет раскрывать содержание каждого этапа советско-польских отношений в послевоенный период, сравнивать разные позиции и определять их перспективы);

 - комплексный (предполагает комплексное исследование Российских и польских источников в их совокупности);

 - личностно- психологический, позволяет показать влияние позиций лидеров ( к примеру: СССР - И. В. Сталина, Н. С. Хрущева, а также польских политиков - В. Гомулки) о судьбе польского государства. И ряд других.

Кроме того, мы полагались на ряд конкретных методов исторического исследования. Например, классификация способствовала сбору и систематизации источников. Если синхронно-хронологический метод способствовал раскрытию взаимосвязи одновременных событий в разных странах и регионах, метод периодизации помог выявить качественные изменения как в историческом событии, так и в историографическом контексте.

Конечно, исключительная важность была обусловлена сравнительным историческим методом, выявлением общего и частного в рассматриваемых процессах.

Историография проблемы Советско-польские отношения всегда привлекали внимание исследователей разных стран и исторических эпох. Их научные позиции определялись различными факторами: страной проживания, гражданской позицией, собственными политическими и идейными позициями, доступностью источников.

Важным фундаментом развития этой проблемы стали работы отечественных историков. Прежде всего это такие труды, как: «История дипломатии» , «История внешней политики СССР»  и «История Польши» . Эти работы во многом схожи, и в концептуальном отношении, и в изложении фактов.

С приходом к власти М.С. Горбачева в СССР и наступлением эпохи «гласности и демократии» тематический спектр советских исследований заметно увеличивается. Расширяется тематический спектр специальных исследований в советской и польской историографии в 1980-е гг. Это, например, книга B. C. Парсадановой «Советско-польские отношения» ,  «Документы и материалы по истории советско-польских отношений»  в 11 томах.

В конце 90-х на свет появляется фундаментальный труд советских, польских, американских, английских и французских журналистов «Польский диалог» .

С началом 2000-х гг. просыпается новый интерес к нашей проблематике. Российские историки вместе с польскими коллегами стараются рассмотреть отношения Советской власти и Польши со всех ракурсов. Появляются совместные труды, такие как «Белые пятна-черные пятна» .

На данный момент изучением польского вопроса в целом (XX-начала XXI вв.) занимаются российские ученые B.C. Парсаданова, А.Ф. Носкова, Н.С. Лебедева, С. З. Случ, H.A. Бухарин, О. Неменский, М.И. Мельтюхов и др. В Польше аналогичные исследования проводят Е. Дурачинский (постоянный представитель Польской академии наук при Российской академии наук), Р. Турковский, П. Вечоркевич, Л. Базылов, П. Рутковский, Ч. Бжоза, А. Сова и др.

Благодаря относительной (временной) открытости российских архивов и открытому доступу к польским архивам за последние 20 лет удалось добиться огромного прогресса в исследованиях. В основном благодаря польским историкам уже достаточно много известно о механизмах управления и контроля над польской периферией со стороны московского центра. Существенную поддержку польским исследователям оказали и российские коллеги - без них не появились бы первые сборники документов, без которых трудно представить, в каком состоянии находилось бы сегодня изучение данной проблемы.

Были также использованы результаты исследований, в которых польские проблемы не являлись центральным вопросом, а рассматривались как фрагмент истории сталинизма и холодной войны. Степень изученности проблемы во многом показывает уровень развитости историографии в Польше и России. На данном этапе историографии данный вопрос широко изучается.

На наш взгляд, главный недостаток советской историографии заключался в односторонности источниковой базы. В частности, сложно было разносторонне характеризовать советско-польские отношения без использования мемуаров польских лидеров и историков.

Источниковая база По теме, связанной с отношениями Польши и СССР, существует немало источников, разнородных по своему происхождению и содержанию. Условно их можно разделить на несколько основных групп: законодательные акты, делопроизводственные документы, материалы личного происхождения, периодические издания.

В основном большое количество источников находится сейчас в открытом доступе.

Весомую группу составляют документы законодательного и распорядительного вида (законы, а также распоряжения правительственных органов, указы и др.). Они представлены в виде конкретных нормативных актов, действовавших в рассматриваемый период.

В работе были использованы такие документы как, Нота Осубки-Моравского обращенная к советскому Народному комиссариату иностранных дел ПКНО ; материалы Президиума ЦК КПСС, за период 1954-1964гг ; Договор между правительством СССР и правительством ПНР о правовом статусе советских войск, временно находящихся в Польше . Данные материалы являются важным источником при рассмотрении Советско-Польских отношений, без них невозможно в полной мере составить яркую картинку нашей пролемы.

Делопроизводственные документы (служебная переписка, различные сводки, протоколы и т.п.). В качестве такого источника в нашей работе используется Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны . Эта переписка помогает нам увидеть политические отношения этих трех стран во время Второй мировой войне, помогает увидеть отношение этих стан к Польскому вопросу.

Материалы личного происхождения (дневники, воспоминания, личная переписка). К таким источникам можно отнести воспоминания Хрущева Н. С. «Время. Люди. Власть» . Его воспоминания затрагивают не только власть в Советском Союзе, но и отношения с другими странами. Если верить его словам, то он писал только правду, ссылаясь на то, что потомки смогут всё проверить.

Так же в ходе изучения нашей проблемы важную роль играли периодические издания. События В СССР, Польше и другие новости публиковались почти в каждом номере газеты «Правда» , «Коммерсант»  .

Большое значение в изучении славянской истории играет журнал «Советское Славяноведение» .

Данный комплекс источников позволяет достаточно глубоко исследовать проблему советско-польских отношений в послевоенное время. Представленные советские, российские и польские документы, мемуары позволяют создать целостную картину происходивших событий. Благодаря открытому доступу к источникам можно опираться на достоверную информацию. Однако некоторые польские и советские источники, которые помогли бы еще более детально раскрыть данную тему, пока недоступны.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключительной части и списка литературы.

 


ГЛАВА 1. СССР И ПОЛЬША В 1944-1948 ГГ.


1.1 Освобождение Польши

и становление советско-польских отношений (1944-1946)

Освобождение Польши от немецких оккупантов началось еще 14 сентября 1994 г., когда войска 1 го Белорусского фронта заняли правобережную Варшаву. Но бои за варшавские плацдармы, которые с 17 по 23 сентября велись силами, абсолютно не пропорциональными, оказались очень кровопролитными и малоэффективными. По приказу маршала Рокоссовского 23 сентября десантная операция была прекращена и войска 1 го Белорусского фронта перешли к обороне вдоль правого берега Вислы. Им предстояло оставаться здесь до января будущего года.

Окончательное освобождение Польши происходило уже в ходе Висло- Одерской операции. Её возглавляли войска 1-го Белорусского (команд. Маршал Сов. союза Г.К.Жуков), 1-го Украинского (команд. Маршал Сов. союза И.С.Конев) фронтов. Политической   целью операции являлось завершение освобождения Польши.  В соответствии с планом Ставки 1-го Белорусского фронта должны были нанести три удара: первый- с магнушевского плацдарма в направлении на Познань; второй - с пулавского плацдарма в направлении на Лодзь; третий -из района северной Варшавы для освобождения столицы Польши . В освобождении Варшавы, по просьбе Временного правительства Польши принимала участие 1-я армия Войска Польского, входившая в состав 1-го Белорусского фронта.

Согласно военной энциклопедии , Висло- Одерская операция была реализована в два этапа. 1-й Украинский фронт начал боевые действия 12 января с Сандомирского плацдарма, а 14 января присоединились к наступлению силы 1-го Белорусского фронта с Магнушевского и Пулавского плацдармов.  Через два дня 47-я армия 1-го Белорусского фронта начала обходить польскую столицу с севера. Уже 17 января советскими войсками с соединениями польской Армии людовой, была освобождена столицы Польши - Варшава.

19 января преследующие противника силы 1-го Украинского фронта, пересекли границу Германии в Верхней Силезии. Одновременно соединения левого фронта освободив Краков, завязали бой за Силезский промышленный район.  

25 января армия 1-го Белорусского фронта форсировали р. Варта, прорвали познанский оборонительный рубеж, окружили в Познани гарнизон противника и 26 вышли на рубеж Кройц.

В период с 26 января по 3 февраля войска 1-го Белорусского фронта  вышли на р. Одр и захватили плацдармы на её западном берегу, в районе Кюстрина. Войска 1-го Украинского фронта завершив к этому времени освобождение Силезского района, закрепились на западном берегу р. Одр. Выходом на р.Одр и захватом плацдармов на её левом берегу 3 февраля завершилось освобождение Польши и Висло- Одерска операция.

До освобождения от  германских оккупантов, 22 июля в Люблине при поддержке СССР был создан Польский комитет национального освобождения (ПКНО). 1 августа 1944 подпольные вооруженные силы Армии Крайовой в Варшаве под руководством генерала Тадеуша Коморовского начали восстание против немцев. Красная Армия, находившаяся в этот момент в предместьях Варшавы на противоположном берегу Вислы, приостановила свое наступление. После 62 дней отчаянных боев восстание было подавлено, а Варшава почти целиком разрушена.

Вновь формируемый государственный аппарат состоял в основном из членов политических партий, входивших в состав КРН. Органы государственной безопасности имели характер автономной структуры. Хотя они и состояли практически только из членов ППР, но контролировались не ЦК партии или главой правительства, а находились под контролем Москвы .

15 июля 1944 г., когда Крайова Рада Народова в лице Эдварда Осубки Моравского и Союз патриотов Польши в лице Ванды Василевской официально обратились к Сталину по поводу «необходимости создания временного польского правительства».

После беседы Сталина с представителями КРН и СПП 19 июля было принято решение о создании представительства Крайовой Рады Народовой на освобожденных территориях, которое должно было организовать гражданскую администрацию за так называемой линией Керзона по мере продвижения Красной армии в западном направлении. Но через два дня, 21 июля 1944 г., по указанию Сталина было «решено» создать не представительство, а квазиправительство - уже упоминавшийся Польский комитет национального освобождения (ПКНО). Его «Манифест»  от 22 июля был до мельчайших подробностей согласован со Сталиным.

В ноте советскому Народному комиссариату иностранных дел ПКНО определил себя как «временный исполнительный орган Крайовой Рады Народовой», созданный в «исторический момент» для «руководства освободительной войной народа, завоевания независимости и восстановления польской государственности» . Так как КРН претендовала на роль подпольного парламента, что официально было подтверждено в ее постановлении от 15 августа 1944 г., это было все равно что фактически назвать его правительством, временным – одновременно дезавуирующим компетенции кабинета РП в эмиграции премьера Станислава Миколайчика. Среди основных задач ПКНО, в частности, указывалось «завоевание независимости и восстановление польской государственности».

В конце 1944 г. Польский комитет национального освобождения по согласованию с СССР был преобразован во Временное правительство Республики Польша, что должно было продемонстрировать миру стабилизацию нового режима. Сложность положения заключалась в том, что США и Великобритания по-прежнему признавали польское правительство в эмиграции, сохранявшее сильное влияние в стране. Потребность в скорейшем победоносном завершении войны заставляла великие державы искать компромисс в польском вопросе.

Создание ПКНО представляло собой лишь начальную фазу реализации процесса легализации так называемой левой альтернативы, хотя и принесло некоторые успехи на международной арене. Комитет, без сомнения, выполнил свою задачу, которая состояла в том, чтобы приучить международную общественность, и особенно англосакские государства, к сценарию, по которому СССР разыграл так называемый польский вопрос. Некоторые протесты носили чисто формальный характер, так как фактический раздел сфер влияния уже был произведен раньше, во время встречи глав правительств трех держав в Тегеране. Одновременно ПКНО играл важную роль по управлению польскими землями после вступления на них Красной армии, самим своим присутствием облегчал процесс вытеснения органов местной администрации, созданных польским эмиграционным правительством.

Тем не менее, существование Комитета осложняло переговоры с союзниками по поводу послевоенного устройства и не продвигало вперед вопрос международного признания «новой» Польши. Мысли о необходимости отказаться от прежнего вида администрации «левой альтернативы» и придать ей облик не столь временной структуры появились уже в ноябре 1944 г. Было принято решение перейти к более продвинутой форме управления освобождаемой Польшей - создать на ее территории по образцу Франции и Югославии Временное правительство.

Отвечая на протесты англосаксов трактовать ПКНО как польское правительство, Сталин дал ясно понять, что он будет считаться с ними лишь до момента, когда ПКНО преобразуется в «польское временное правительство». Если такой факт будет иметь место, то не будет правовых основ откладывать вопрос его признания. Вскоре после этого, 31 декабря 1944 г., КРН вместо ПКНО создала Временное правительство РП. Премьер министром стал Эдвард Осубка-Моравский - руководитель Польской социалистической партии (ППС) .

Польское лондонское правительство отнеслось к ставленникам Москвы крайне враждебно. В октябре 1944 г. в Москву на переговоры прибыли Черчилль и Иден, вместе с ними приехали и представители лондонского правительства Миколайчик, Грабский и Ромер. Сталин устроил им встречу с представителями ПКНО во главе с Берутом и Осубка-Моравским. В результате Миколайчик, отправившийся на переговоры с Берутом, был изгнан из лондонского правительства .

Такое решение - в свете приближающейся встречи глав правительств «Большой тройки» в Ялте - должно было легализовать частичное вступление СССР в сферу влияния, согласованную в Тегеране. По замыслу Сталина, новое положение дел должно было также облегчить Рузвельту и Черчиллю принятие решения об отказе от признания правительства РП в эмиграции .

4 января 1945 г. Советский Союз первым получил нотификацию о создании Временного правительства Речи Посполитой. На следующий день Президиум Верховного Совета СССР принял решение о признании его de jure. Совет народных комиссаров СССР направил Временному правительству РП акт формального признания и вскоре назначил своим дипломатическим представителем при нем бывшего советника при ПКНО Виктора Лебедева, который занимал эту должность с ноября 1944 г. Прежнее советское представительство при ПКНО было преобразовано в советскую Военную миссию в Польше.

В связи с учреждением Временного правительства РП прежний представитель ПКНО в Москве был отозван. Новым официальным дипломатическим представителем в ранге посла был назначен Зигмунт Модзелевский - давний деятель польского и французского коммунистического движения, активист Союза польских патриотов, член Центрального Комитета ПРП. Изменения, проведенные в администрации «люблинской» Польши, мало что дали в плане практики осуществления власти. Она продолжала функционировать в рамках полномочий, согласованных с Москвой, а все текущие дела согласовывала с советским представителем в Люблине, а затем – после переноса 1 февраля 1945 г. административного центра - в Варшаве. Более важным был международный аспект. Проведенный маневр должен был создать впечатление, что люблинская администрация крепнет, выходит из неопределенного состояния «комитета». Это была игра, направленная на изменение негативного отношения стран Объединенных Наций, особенно великих держав, к посаженной в Польше Советским Союзом правящей группировке, на дальнейшую дискриминацию международных позиций эмигрантского правительства РП. Достижение хоть какого-нибудь прогресса в этом вопросе было бы очень важно, учитывая приближающуюся очередную встречу руководителей так называемой «Большой тройки» в Ялте, на которой предполагалось решить проблему послевоенного устройства Европы. Конференция эта проходила с 4 по 11 февраля 1945 г.

Политический торг в Ялте относительно государств Центральной и Восточной Европы проходил без какого-либо участия как эмигрантского правительства РП, так и Временного правительства РП. В результате этого торга по польскому вопросу была принята так называемая ялтинская формула, в соответствии с которой действующее на польской земле Временное правительство РП может рассчитывать на признание великими державами лишь в случае его реконструкции «на более широкой демократической базе с включением демократических деятелей из самой Польши и поляков из-за границы» . Процесс такой реконструкции должна была координировать так называемая Комиссия добрых услуг (Трех), в состав которой вошли глава советского ведомства иностранных дел Вячеслав Молотов и аккредитованные в Москве послы англосаксонских государств - Уильям Гарриман и Арчибальд Керр.

Согласованная в Крыму позиция великих держав по польскому вопросу была с удовлетворением принята Временным правительством РП, но не была широко использована в пропагандистских целях. И это неудивительно, так как успех «люблинского» центра в спорном вопросе о правительстве трудно было себе представить без упоминания новых восточных границ государства.

С 14 по 20 февраля 1945 г. в Москве находилась делегация КРН и Временного правительства РП, которая вела трудные переговоры по вопросу нормализации отношений с советской военной администрацией на польских землях, занятых Красной армией, а также по решению текущих хозяйственных проблем. Переговоры касались также многих, часто драматичных вопросов действий НКВД и Красной армии на занятых Советами польских территориях. Появилась надежда на прекращение широкомасштабного разграбления и разорения промышленных объектов и инфраструктуры (коммуникации, транспорт, линии электропередач, мельницы и т.п.), а также издевательств над гражданским населением - грабежей, избиений, неоправданных арестов и насилия, чинимых советскими комендатурами.

Независимо от результатов, достигнутых в Москве польской парламентско-правительственной делегацией, наблюдатели сходились во мнении, что СССР решительно настроен считать так называемую левую альтернативу в решении польского вопроса основным принципом своей политики, а не каким то временным тактическим ходом. Это сулило большие проблемы в реализации согласованной в Ялте процедуры формирования Правительства национального единства.

Уже первые заседания Комиссии добрых услуг, которая должна была претворить в жизнь так называемую ялтинскую формулу в вопросе польского Правительства национального единства, показали, что нет никаких шансов на быстрое окончание ее миссии. Советский Союз не намеревался отказываться от полученного на тегеранской встрече в верхах согласия Тройки на широкую сферу его влияния в Центрально-Восточной Европе и допустить создание в Польше кабинета, не полностью ему подконтрольного. Руководитель Комиссии Молотов отверг концепцию создания совершенно нового польского кабинета, он настаивал на трактовке Временного правительства РП не как одной из групп, на базе которых будет сформирован кабинет единства, а как его основы, которую следует лишь дополнить несколькими «лондонскими» и отечественными политиками, так называемыми независимыми.

Молотов прежде всего добивался того, чтобы создание польского правительства единства происходило путем непосредственных переговоров между самими поляками, за которыми Комиссия добрых услуг осуществляла бы лишь общий надзор. На такую трактовку условий, поставленных в Ялте, то есть на ограниченную реконструкцию кабинета Осубка-Моравского, не соглашались англо- саксонские члены Комиссии, считая позицию Молотова умышленным бойкотом компромисса, достигнутого в Ялте. В конце февраля - начале марта кризис по этим вопросам достиг своей кульминации, работа Комиссии была парализована.

Вскоре кризис углубился еще больше после вероломного ареста сотрудниками НКВД и переправки в Москву шестнадцати подпольных руководителей польского государства. В июне против них был устроен показательный процесс по обвинению в якобы организации диверсий в тылах Красной армии.

Масштабы участия НКВД в терроре против польского населения, преступления, которые совершали эти органы на польской земле, - это особенно трагическая страница наших взаимоотношений в 1944-1945 гг. Власть «люблинской» Польши, не располагавшая соответствующим аппаратом принуждения, была как бы обречена на то, чтобы ходатайствовать об оставлении этих органов на польской земле как можно дольше - несмотря на отсутствие возможности как-то повлиять на их действия, несмотря на их абсолютное самоуправство и безнаказанность, на то, что они совсем не считались с польской администрацией . Как известно, по личной просьбе Болеслава Берута 64 я Отдельная дивизия внутренних войск НКВД оставалась в Польше вплоть до марта 1947 г. и внесла решающий вклад в укрепление позиций Временного правительства РП, а затем Временного правительства национального единства.

В апреле 1945 г. неожиданно для западных союзников - и несмотря на то что ялтинская формула в вопросе реорганизации польского правительства так и не была реализована - советские власти решились на важный для «люблинского» правительства жест. Таким жестом явилось заключение официального международного соглашения – польско-советского Договора о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве . Этот договор, а также способ его подписания должны были наглядно показать англосаксам, что СССР считает безальтернативной свою позицию в вопросе признания Временного правительства РП как базы и основы реализации ялтинской формулы. Они должны были также укрепить авторитет «люблинских» властей, который приобретался с большим трудом и без особых успехов.

Договор носил характер важного регулятора, существенного не только для взаимных отношений, контуры которых он определил на много лет вперед. Тот факт, что Советский Союз подписал такой договор с Временным правительством РП, был, без всякого сомнения, демонстративным жестом по отношению к союзникам. Он подрывал сам смысл ялтинской формулы, по которой Польша могла стать стороной подобного договора лишь после преодоления дуализма власти, после проведения ее «реорганизации». А это произошло значительно позже, в конце июня 1945 г. Поэтому неудивительно, что после объявления о предстоящем подписании польско-советского договора обе англосаксонские державы поспешили предпринять дипломатические шаги, указывая, что предпринятые Москвой действия могут осложнить формирование в Польше кабинета народного согласия, что они нарушают принцип согласованной политики держав в этом регионе.

В конце мая 1945 г. Черчилль публично заявил о недопустимости насаждения Советским Союзом тоталитарных и полицейских режимов в Восточной Европе. Прежде всего имелась в виду Польша. Британский премьер обвинил СССР в односторонних действиях и нарушении ялтинских договоренностей. Западная пресса расценила это как кризис во взаимоотношениях союзников. Ранее, 28 апреля, в личном послании он писал Сталину об опасности возможной конфронтации между союзниками из-за арестов в Польше, но удовлетворительных объяснений не получил. Об аресте Окулицкого Сталин высказался весьма определенно: «Так приходится Красной Армии защищать свои части и свой тыл от диверсантов и нарушителей порядка» . Публичное обсуждение этой темы встревожило Сталина. Он понимал, что действовать надо более осторожно и, быть может, в чем- то пойти на уступки или попросту сманеврировать. В конце концов, в июне было организовано коалиционное правительство, в состав которого вошел и Миколайчик. Теперь борьба в Польше в какой-то мере приобретала легальные формы.

Сохраняющийся кризис в работе Комиссии добрых услуг вынудил американцев, стремившихся к соглашению с Советами, расширить границы компромисса. Новый президент Соединенных Штатов Гарри Трумэн, заменивший внезапно скончавшегося Рузвельта, был, как и его предшественник, жизненно заинтересован во вступлении Красной армии в войну с Японией. По оценкам американских военных экспертов, война на Дальнем Востоке могла еще тянуться несколько месяцев и даже лет. Только вступление в нее Красной армии давало шанс на ее быстрое окончание, а тем самым и на сокращение американских потерь. Именно поэтому после окончания боевых действий в Европе Трумэн решился отойти от англичан и пойти на далеко идущий компромисс с Советским Союзом. 19 мая он обратился к Сталину с предложением принять в Кремле его личного посланника Гарри Гопкинса, который был уполномочен обсудить в целом все важнейшие спорные вопросы, в том числе и застывший в мертвой точке вопрос Польского правительства национального единства. Сталин сразу же согласился.

26 мая Гопкинс начал неформальные переговоры в Москве. Они касались путей выхода из тупика во взаимных отношениях, в том числе выработки компромисса по наиболее спорному вопросу - создания в Польше Правительства национального единства. Гопкинс сразу же признал ведущую роль СССР в деле формирования Польского кабинета национального единства, отмечая, что представители Люблина должны составлять в нем большинство. При таком состоянии дел на очередной встрече без особых проблем удалось достичь принципиального соглашения и согласовать список лиц - представителей Временного правительства РП, демократических деятелей из Польши и демократических деятелей из  за границы, с которыми в июне в Москве должна была встретиться Комиссия добрых услуг для уточнения состава и процедуры формирования польского Правительства национального единства.

С 17 по 21 июня в столице СССР проходили заключительные переговоры по вопросу реализации ялтинской формулы о Польском правительстве национального единства. Комиссия добрых услуг пригласила на тур польско  польских консультаций следующих лиц: от КРН и Временного правительства РП - Болеслава Берута, Эдварда Осубка  Моравского, Владислава Ковальского и Владислава Гомулку; от польских демократических деятелей - Винценты Витоса, Зигмунта Жулавского, Станислава Кутшебу, Адама Кшижановского и Генрика Колодзейского; от демократических деятелей из-за границы - Станислава Миколайчика, Яна Станьчика и Юлиана Жаковского.

Не забудьте оформить заявку на наиболее популярные виды работ: