Поиск по каталогу

Библиотека онлайн

H000673 Курсовая работа Привлечения к ответственности организатора преступления

1700 руб. 755 руб.

В корзину

Содержание


Введение 3

Глава 1. Роль организатора в совершении преступления 6

1.1. История развития и становления 6

1.2. Понятие и сущность деятельности организатора 10

Глава 2. Ответственность организатора как соучастника преступления 16

2.1. Основания и особенности ответственности организатора преступления 16

2.2. Добровольный отказ организатора от преступления 22

Заключение 25

Библиографический список 29






 

Введение


Актуальность исследования. Соучастие в преступлении было и остается одной из наиболее сложных теоретических и практических проблем уголовного права. Так, еще в XIX в. И. Гордон отмечал: «... вопрос о соучастии, по справедливости, считается одним из самых спорных и чуть ли не самым запутанным вопросом уголовного права» . Он сравнивал его с «гордиевым узлом», вызывающим отчаяние со стороны исследователей. Ситуация, в общем-то, не изменилась и в настоящее время. Поэтому среди уголовно-правовых инструментов существенное значение имеют нормы, направленные на борьбу с преступлениями, совершёнными в соучастии, поскольку именно они характеризуются повышенной общественной опасностью.

Ведущую роль в данном случае играют организаторы преступления, выступающие в качестве движущей силы, созидателей и кураторов данного криминального явления. Организатор сплачивает вокруг себя криминальные элементы, нацеливает их на выбранные им объекты и добивается максимальной эффективности в причинении вреда общественным отношениям. Существующие нормы, посвященные организатору преступления, на практике зачастую оказываются неэффективными, т.к. не носят стабильного и единообразного характера при их применении. Из-за несовершенства норм, посвященных данному виду соучастника, правоохранительные органы нередко просто не могут установить наличие организатора того или иного преступления или, установив, не могут доказать его виновность и привлечь к ответственности.

Стоит отметить, что среди ученых нет однозначного мнения, на каком учении об ответственности соучастников базируется действующее законодательство. В настоящее время в уголовном праве господствуют две основные теории ответственности соучастников – акцессорная и теория самостоятельной ответственности. Суть акцессорной теории заключается в том, что в любом преступлении ключевой является деятельность исполнителя, а роль остальных соучастников рассматривается как второстепенная, не имеющая самостоятельного значения.

Степень научной разработанности темы. Данная проблема действительно является весьма многоаспектной. Она привлекала к себе внимание ученых дореволюционного, советского и постсоветского периодов. Подтверждением этому служат работы Ф.Г. Бурчака, P.P. Галиакбарова, Л.Д. Гаухмана, П.И. Гришаева, А.П. Жиряева, А.Ф. Зелинского, Н.Г. Иванова, М.И. Ковалева, А.П. Козлова, Г. Колоколова, ЮА. Красикова, B.C. Прохорова, А.В. Пушкина, НА. Стручкова, Н.С. Таганцева, П.Ф. Тельнова, А.Н. Трайнина, Б.С. Утевского, А.В. Ушакова, И.Я. Фойницкого, И.Я. Хейфеца, А.М. Царегородцева, М.Д. Шаргородского и многих других. Едва ли есть другой вопрос, который бы имел такую богатую литературу, как вопрос о соучастии. Однако, несмотря на значительное число работ, в той или иной мере затрагивающих вопросы ответственности соучастников преступления, авторы которых, несомненно, внесли значительный вклад в изучение вопросов института соучастия, целый ряд аспектов требует своей дальнейшей разработки.

Объектом исследования являются нормы права, регулирующие ответственность соучастников преступления. Предметом исследования являются нормы уголовного законодательства, регулирующие ответственность организатора преступления.

Цель курсовой работы заключается в исследовании вопросов привлечения к ответственности организатора преступления.

Для достижения поставленной цели, в работе предстоит решить следующие задачи:

1. рассмотреть историю становления такого вида соучастников, как организатор преступления;

2. дать понятие и раскрыть сущность организатора преступления;

3. определить особенности и основания ответственности организатора;

4. рассмотреть добровольный отказ организатора как основание освобождения от уголовной ответственности.

Научная новизна заключается в комплексной оценке ответственности организатора преступления в соответствии с акцессорной теорией и теорией самостоятельной ответственности. Теоретическая значимость работы заключается в возможности дальнейшего использования результатов исследования в уголовном праве. Практическая значимость работы заключается в возможности использования результатов исследования на практике.

Методологическую основу курсовой работы составляет  системный и сравнительно - правовой анализ на основе теоретического материала, законодательной базы Российской Федерации, а так же иных правовых источников, рассматривающих ответственность организатора преступления.

Научное правовое исследование основано на анализе конкретных общественных отношений и реальной практики, оценке конкретной исторической обстановки.

Работа состоит из введения, двух глав, включающих в себя по два  параграфа, заключения, и библиографического списка.


 

Глава 1. Роль организатора в совершении преступления

1.1. История развития и становления


Согласно ст. 32 УК РФ  соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Вклад соучастников в совершение преступления различен, при этом характер и степень фактического участия каждого из них в совместном преступлении определяет их юридически значимые роли. Поэтому соучастниками преступления в соответствии с ч. 1 ст. 32 УК наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник. В соответствии с их ролью (характером и степенью фактического участия в совершении преступления) осуществляется квалификация действий каждого из них и особенности их ответственности (ч. 1 ст. 34 УК).

Институт соучастия прошел длительный путь исторического развития. Так, еще в Русской Правде имелись положения о наказуемости за соучастие в «татьбе» — краже (ст. 31 Краткой редакции), а законодательство XI–XVI вв. закрепляло принцип равной ответственности всех участников преступления независимо от их роли в содеянном. Судебники 1497 и 1550 гг. устанавливали ответственность за некоторые виды укрывательства и попустительства преступлению, однако четкого различия между соучастием и прикосновенностью к преступлению в этот период не проводилось.

Соборное Уложение 1649 г. впервые выделило такие формы соучастия в преступлении как «скоп» и «заговор» против власти. Оно также более четко разграничило ответственность главных и второстепенных участников преступления, в частности подстрекателей и пособников («товарищей»). Отдельно устанавливалась ответственность недоносителей и укрывателей некоторых преступлений. Более детальную регламентацию соучастие в преступлении получило в Артикуле Воинском Петра I (1715 г.), где содержалось указание на исполнителей, подстрекателей, зачинщиков, пособников, укрывателей и недоносителей, при этом незыблемым оставался принцип равной ответственности соучастников (арт. 190) .

Дальнейшее развитие институт соучастия получил в Своде законов Российской империи 1833 г. (раздел I «О сообществе в преступлениях» тома XV Свода законов уголовных), где выделялось 6 категорий участников преступления. Лишь Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, введенное в действие с 1 мая 1846 г., разделяло соучастников на обособленные виды. В соучастии без предварительного согласия выделялись главные виновные и участники; в соучастии по предварительному согласию — зачинщики, сообщники, подговорщики (или подстрекатели) и пособники. Причем закон впервые давал понятие каждого соучастника. Так, главными виновными являлись лица как «распоряжавшие или управлявшие действиями других», так и «приступившие к действиям прежде других при самом оных начале, или же непосредственно совершившие преступление» . Следует отметить, что закон довольно подробно определял круг действий каждого из соучастников.

В Уголовном уложении 1903 года, система видов соучастников была значительно упрощена и более четко определена. Так, ст. 51 Уголовного уложения гласила: «В преступном деянии, учиненном несколькими лицами, согласившимися на его совершение или действовавшими заведомо сообща, соучастниками признаются те, которые:

1) непосредственно учинили преступное деяние или участвовали в его выполнении;

2) подстрекнули другого к соучастию в преступном деянии;

3) были пособниками, достававшими средства, или устранявшими препятствия, или оказавшими помощь учинению преступного деяния советом, указанием или обещанием не препятствовать его учинению или скрыть оное» .

Наконец, Уложение 1903 года заложило основу современной классификации соучастников преступления. Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик 1958 года к видам соучастников добавили лишь организатора , которым признавалось лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его совершением.

С 1996г. в соответствии с ч. 3 ст. 33 УК РФ организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением либо лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.

Отметим, что в настоящее время высказываются предложения по дополнению законодательного перечня соучастников преступления, например, ряд авторов считают необходимым выделить такой вид соучастника, как инициатор преступления. По мнению некоторых ученых, к числу соучастников следует относить и заказчика преступления. Нетрудно заметить, что предлагаемые дополнительные виды соучастников не основываются на особом характере соучастия в преступлении, а охватывается уже существующими видами соучастников — подстрекателя и организатора, что справедливо подчеркивается отдельными исследователями.

Однако прежде чем переходить к рассмотрению сущности деятельности организатора, необходимо сначала обратить внимание на само определение организатора, которое является, пожалуй, самым неудачным по сравнению с определениями других видов соучастников. Так, по мнению А.Н.Павлухина, оно страдает тавтологией «в силу установления того же через то же»  (организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления). В данном случае вызывает сомнение необходимость, в том числе правильность, подобного разделения организационной деятельности.

Во-первых, спорным является деление организаторов на организовывающих и руководящих лиц, будто возможна организация преступления без руководства либо руководство без организации, хотя в литературе предпринимаются попытки обосновать разделение этих понятий. «Организацию совершения преступления, — пишет В.В. Качалов, — следует рассматривать как деятельность, осуществляемую до начала совершения деяния, содержащего признак объективной стороны преступления, и заключающуюся в планировании совершения преступления, подборе соучастников, их расстановке, распределении ролей, определении необходимости по приисканию и указании по приисканию орудий или средств совершения преступления» . Руководство же исполнением преступления, по его мнению, можно определить как деятельность организатора, непосредственно осуществляемую в процессе совершения исполнителем (соисполнителями) общественно опасного деяния. В данном случае автор принимает в расчет стадию преступления, но это, как будет показано далее, неправильный подход.

Во-вторых, в данном определении об организаторе говорится как о лице, руководившем именно исполнением преступления, а что делать, если лицо руководило только приготовлением к преступлению? Об этом в рассматриваемой норме ничего не отмечается. И, в-третьих, непонятно выделение таких организаторов преступления, которые создают организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководят ими. Зачем в определении организатора указывать на отдельные разновидности соучастия, ведь в этом случае, как отмечает А.П. Козлов, попросту «идет постепенное наращивание организаторских функций, постепенное их усложнение и соответствующее повышение общественной опасности» .

Принципиальное возражение вызывает и сама дефиниция «лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими». Ведь речь идет об организаторе как виде соучастника преступления, а не просто о лице, создавшем организованную группу, преступное сообщество или руководившем ими.

Приведенные выше недостатки во многом связаны с тем, что организатор — это самый «молодой» вид соучастника в российском уголовном законодательстве, понятие которого еще не прошло такой же многолетней обработки теорией и практикой уголовного права, как понятие исполнителя, подстрекателя и пособника. Все это, несомненно, указывает на необходимость изменения понятия организатора преступления, закрепленного в ч. 3 ст. 33 УК РФ, путем исключения из него ненужных и дублирующих функций.

Таким образом, на основании вышесказанного, ч. 3 ст. 33 УК РФ предлагаю изложить следующим образом: «Организатором преступления признается лицо, устроившее совершение преступления или руководившее его совершением». Данное определение организатора будет наиболее общим и полно соответствующим возможному многообразию организационной деятельности. Кроме того, в подобном определении понятия организатора нет тавтологии, о которой отмечалось выше.


1.2. Понятие и сущность деятельности организатора


Организатор преступления в качестве вида соучастника, как уже нами было отмечено, в российском уголовном законодательстве появился сравнительно недавно. Необходимость его выделения была подтверждена не только теорией, но и практикой уголовного права.

Организатором преступления в соответствии с ч. 3 ст. 33 УК РФ является лицо, которое:

1) организовало совершение преступления;

2) руководило его исполнением;

3) создало организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию);

4) руководило организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией).

Законодатель, таким образом, выделяет четыре вариации организационной деятельности, при этом для признания лица организатором преступления достаточно выполнения любого из указанных действий. Причем организация преступления может осуществляться только в активной форме, то есть бездействие в данном случае невозможно.

Первая модель преступной деятельности организатора состоит в том, что он является создателем стратегии и тактики преступной деятельности, инициатором совершения конкретного преступления. С целью осуществления своего преступного замысла, он подбирает соучастников и объект посягательства, разрабатывает план совершения преступления, подготавливает соучастников, распределяет среди них роли, обучает их специальным навыкам и приемам, снабжает орудиями и средствами совершения преступления и т. п .

Организатор задумывает осуществление определенных преступлений, но сама инициатива может принадлежать и подстрекателю, и одному из соисполнителей, однако эти соучастники только направляют умысел на совершение преступления, окончательное решение берет на себя организатор. Даже там, где действует только исполнитель и организатор, последний идет все же дальше подстрекателя. В подобных случаях, помимо простых для подстрекателя способов воздействия на исполнителя, организатор обязан непосредственно организовать деятельность исполнителя — распланировать его действия в соответствии с ситуацией, в обстоятельствах которой намечено совершение преступления, обеспечить необходимыми средствами, разработать наиболее результативные методы сокрытия следов преступления и предметов, добытых преступным путем. Но, как показывает практика, деятельность организатора постоянно сопряжена с планированием того, где, когда и как создать подходящие условия для совершения преступления либо как для этого выгодно использовать ту или иную ситуацию.

Реализация второй формы деятельности организатора происходит непосредственно во время совершения преступления и может включать в себя: распределение обязанностей между членами группы, координацию их действий, дачу обязательных к исполнению указаний другим соучастникам, контроль за процессом совершения преступления, обеспечение прикрытия, осуществление связи между соучастниками и т. п.

Высокую общественную опасность предполагает третья форма организаторской деятельности, нацеленная на создание организованной группы или преступного сообщества (преступной организации). Организатором принимаются активные меры по сплочению членов преступного объединения, обеспечению конспирации, поддержанию дисциплины, собственного авторитета, системы сложившихся отношений и «криминальных обычаев» . Организатор разрабатывает структуру объединения, так как оно создается с целью совершения значительного количества преступлений в течение продолжительного периода. На данный момент, как полагает М.А. Саблина, организаторы криминальных формирований зачастую устанавливают коррупционные взаимоотношения с сотрудниками правоохранительных органов и другими должностными лицами, поддерживают связь с другими преступными группами . Функции организатора и руководителя преступного сообщества (преступной организации) более подробно раскрыты в п. 7, 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. № 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» .

Анализируя признак группы и его интерпретацию в решениях Верховного Суда России, Н. Иванов отмечает, что согласно устоявшейся в судебной практике позиции в организованной группе могут быть только соисполнители . Разберем в качестве примера абз. 2 п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» . В нем содержится разъяснение, что действия всех членов организованной группы, принимавших участие в подготовке или в совершении незаконной рубки лесных насаждений, независимо от их фактической роли следует квалифицировать по ч. 3 ст. 260 УК РФ без ссылки на ст. 33. Аналогичная позиция содержится и в других постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации .

Управление преступными объединениями и совершаемыми ими преступлениями как четвертая форма организаторской деятельности осуществляется в рамках ранее образованной сплоченной преступной группы или преступного сообщества. Организатор способен возглавить как все преступное объединение в целом так и его структурное подразделение или осуществлять руководство преступной операцией . Руководство организованной группой или преступным сообществом заключается в управлении ими путем планирования их преступной деятельности, обеспечения безопасности, сплоченности, распределения доходов, расширения состава участников и масштабов преступной деятельности, а также в управлении всеми преступлениями, совершенными участниками преступного формирования. Организатор является лидером криминального сообщества, руководит действиями его членов, формирует у них уверенность в эффективности и безнаказанности организованных форм преступных посягательств .

Квалификация поведения организатора предопределена законом. В соответствии с ч. 3 ст. 33 УК РФ ее необходимо производить по следующим признакам:

а) лицо;

б) организация совершения преступления;

в) руководство исполнением преступления;

г) создание организованной группы или преступного сообщества (преступной организации);

д) руководство организованной группой и преступным сообществом (преступной организацией).

Квалификация поведения организатора по признаку организации совершения преступления затруднена в связи с допущенной законодателем вышеупомянутой тавтологией (организатор – лицо, организовавшее…).

Тем не менее, как показывает судебная практика, довольно часто возникают вопросы при квалификации действий соучастников преступления, в том числе организатора. Так, по приговору суда, постановленному на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, Зорук С.Э. и Егоров Е.В. признаны виновными в мошенничестве, совершённом группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере; в покушении на мошенничество группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере; в организации убийства двух лиц, совершённого группой лиц по предварительному сговору, по найму. Адвокат Шурко Н.Ф. в апелляционной жалобе указывает, что в вопросном листе отсутствовали важные для правильного разрешения уголовного дела обстоятельства - сведения о времени разработки плана в его деталях, сообщении о плане Егорову, предложение Зорук Егорову совместно совершить преступления и его согласие на это. Считает, что суд обозначил роль Зорук в качестве организатора преступлений и представил её в этом статусе присяжным, которым предстояло отвечать на вопрос: «Доказано ли, что Зорук являлась организатором преступлений?». При этом суд не указал, какие конкретно действия совершила сама Зорук при лишении жизни. Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления и жалоб, а также возражений на них, Судебная коллегия считает, что приговор подлежит изменению, т.к. организация убийства по ч.З ст.ЗЗ, п."з" ч.2 ст.105 УК РФ - организация убийства по найму, исключает возможность квалификации организации этого же убийства, помимо указанного пункта, по какому-либо другому пункту ч.2 ст.105 УК РФ, предусматривающему иные цель или мотив убийства. При этом найм исполнителей преступления являлся способом организации убийства потерпевших и потому в данном деле конкуренция мотивов у организаторов преступления отсутствует.

Далее, в случае признания получения взятки либо предмета коммерческого подкупа организованной группой действия всех ее членов, принимавших участие в подготовке и совершении этих преступлений, независимо от того, выполняли ли они функции исполнителя, организатора, подстрекателя или пособника, подлежат квалификации по соответствующей части статьи 290 или статьи 204 УК РФ без ссылки на статью 33 УК РФ .

Анализ субъективной стороны преступлений, совершаемых по найму, свидетельствует о том, что для исполнителей таких деяний получение обусловленного наймом вознаграждения является основным и зачастую единственным мотивом преступления. В то же время, действия организаторов убийства по найму продиктованы, как правило, иными целями, на достижение которых направлена их организаторская деятельность.

Не забудьте оформить заявку на наиболее популярные виды работ: